ИНТУИТИВНЫЙ (МЕТАНАУЧНЫЙ) МЕТОД  ПОЗНАНИЯ

Сидоров Владимир Ильич,

кандидат физико-математических наук,

научный сотрудник Международного Центра Рерихов,

 Москва

Тем, кто хотя бы раз в жизни занимался практической археологией в полевых условиях, раскапывал под руководством опытного археолога курганное погребение или стоянку древнего человека, знакомо чувство соприкосновения с далеким прошлым, когда давний предмет оказывается вновь, через сотни лет, в руках человека. Иногда можно найти части скелета с бронзовыми украшениями или железным оружием. Многое зависит от почвы – влажная она или сухая, кислая или щелочная: растворит в себе или же оставит нетронутым всё, что кем-то было оставлено здесь в незапамятные времена.

Есть, на первый взгляд, небольшая, но всё же ощутимая разница между восприятием археологических находок на месте раскопок и таких же находок, расположенных на стеллажах в музее. Это бывает, если именно ты оказываешься первым, кто нашел и взял в руки древний предмет. Тогда прикосновение к прошедшей эпохе происходит более легко и спонтанно – внезапно чувствуется душевный настрой ушедших людей, их заботы, горести и свершения, словно оставленные ими мысли хранились здесь, в погребении, много сотен лет и, освещенные светом нового дня, рассказали современному человеку свою нехитрую повесть.

Иногда бывает трудно определить, как и для чего древний человек использовал ту или иную вещь, принадлежавшую ему. Но случается, что ты интуитивно применишь древний предмет в полном соответствии с его бывшим назначением. Вот пример из моей практики.

С небольших курганов, которые нам надлежало раскапывать, приходилось сначала скашивать высокую и густую траву. Сельским жителем был только я, поэтому сенокос входил в мои обязанности. Как-то вечером после работы я увидел, что наш руководитель Юрий Михалыч ходит между палаток, что-то ищет. Громко спрашивает, видел ли кто некую археологическую находку. Называет ее латинское название, которое нам, студентам, ни о чем не говорит. Затем его осенило, он чуть не подпрыгнул и бросился ко мне: «Володя! Ты чем правил косу?!» «Да брусочком, – отвечаю, – вон он, под палаткой лежит, в траве». Надо сказать, что брусочек был обычной удлиненной плоской формы, только без прямоугольных граней. Таким бруском правят жало – острие косы, сначала с одной стороны, потом с другой. Дзинь-дзинь – раздаются звуки с покоса. Так всегда делают. Руководитель возмутился: «Как ты мог археологической находкой косу править!» – «Так кто же знал? – отвечаю. – А что древние этой штукой делали?» Юрий Михалыч уже успокоился: «Да то же самое».

Трудности интерпретации назначения древних предметов можно проиллюстрировать на примере необычных каменных кругов диаметром 20–40 см с центральным отверстием около 5–7 см. Сделанные когда-то из плоских камней, они были похожи на круглые «блины» для штанги. Мы иногда находили их при раскопке курганов в Хабаровском крае и в Приморье. Назначение этих кругов было непонятным. Но оказавшись через десяток лет в Прибалтике, в музее города Нарвы, я увидел такие же круги. Музейные смотрители охотно пояснили, что через центральную часть протаскивался пучок растительных волокон, из которых вили канаты. Размеры центрального отверстия задавали диаметр каната. Каменный круг вращался при работе, внешняя его часть, касавшаяся рабочей площадки, закруглялась от постоянного трения. Просто, красиво, целесообразно! Заметим, что каменные круги с отверстиями были практически однотипными, несмотря на то, что от Тихого океана до Балтийского моря не одна тысяча километров.

Занимаясь раскопками эпохи раннего железа, я заметил необычные «наплывы» древних мыслей и образов при первом касании к археологическим находкам. Схожее «историческое настроение», описано Н.К.Рерихом[1]. При этом он отмечал напряжение некой энергии в области сердца, которое предшествует появлению такого «исторического настроения».

Похожее настроение я испытал в одном из залов Музея им. Н.К.Рериха в Москве, соприкоснувшись с древними реликвиями, принадлежавшими Рерихам. Эти реликвии, не случайно собранные ими, с одной стороны, были высокохудожественными и несли на себе отпечаток высокой энергетики изготовивших их мастеров, с другой стороны, их владельцы были, несомненно, неординарными людьми и также оставили на них отпечаток своего духовного мира. Древний предмет способен многое поведать тому, кто умеет «считывать» историческую информацию. Вот что может рассказать серебряный пояс со львами и грифами: «Знак царской власти. Его носил худощавый стройный мужчина, кочевавший по полупустыням, возможно, Аравии и восточнее нее. С ним пояс прошел длинную жизнь. Его хозяин не знал поражений, бегства, уныния, хотя вел трудную жизнь и много передвигался. Дома, в европейском понимании, у него не было. Царский шатер устанавливался по необходимости в нужном месте. Пояс берегли. Царь путешествовал по горам, пустыням, оазисам. Подданные были ему верны. После смерти царя пояс хранили, потомки его не носили. Пояс не был в земле и не был в огне».

Редкие необычные состояния, в которых зрительно наблюдаются сцены жизни людей прошедших исторических эпох, бывают либо во время бодрствования – как некая последовательность мысленных образов, либо в красочном коротком сне перед пробуждением. Эти состояния вызываются сосредоточением внимания на конкретных находках или известных исторических событиях. Причем наблюдать их могут не только люди с особыми способностями, а обычные, не придающие должного внимания таким редким состояниям. Значит, это свойственно всем людям – видеть при некоторых, еще не изученных условиях сцены жизни из далеких исторических эпох. Сам я несколько раз наблюдал такие события, причем в некоторых непосредственно участвовал как один из тех, ранее живших людей.

Наблюдавшиеся мной исторические сцены, как правило, имели некоторые общие свойства. Ими были: короткий временной интервал, напряженная эмоционально-психическая ситуация, яркость красок и впечатлений; действующие психологические установки, не свойственные наблюдателю в современной жизни; новая информация, которую наблюдатель не знал до этого момента; отсутствие возможности волевого влияния на события, только их фиксация; чрезвычайно полная картина собственных побуждений и переживаний. По характеру специфических свойств этих исторических сцен, в соответствии с положениями Живой Этики, можно предложить два варианта объяснения. Первый: информация за последние несколько тысяч лет хранится в индивидуальных накоплениях человека. И второй: эта информация наслоена на древних предметах и становится видимой в цепочке образов при контакте с энергетикой человека – своеобразное редко наблюдаемое хранение информации в неизвестном еще науке виде.

Для исторической науки, для восстановления характера и особенностей прошедших эпох наиболее важны интуитивные ощущения, которые несут новую информацию об отдаленных эпохах. Эти свойства являются также критерием достоверности получаемой информации (если отсутствует новая существенная информация или во время наблюдения сохраняются современные психологические установки наблюдателя, то это состояние не относится к описываемым в данной работе). Большинство людей не придают значения таким сценам жизни из прошедших исторических эпох. В результате теряется много ценных деталей и подробностей, из которых можно сложить мозаику жизни человечества в прошлом, даже очень отдаленном. Настало время оформить метод исследования описанных явлений, а также критериев его достоверности и границ применимости. Информацию, полученную субъективным путем, пора официально ввести в область анализа исторической науки.

В качестве примера, иллюстрирующего интуитивное постижение исторических эпох, приведу увиденную мною перед пробуждением сцену переселения племени.

«Разгар лета. Узкая наклонная горная долина, покрытая густой сочной травой. Небольшая речушка петляет по плодородной почве. Наш передовой конный отряд на полном скаку топчет густую зеленую траву. На максимально возможной скорости мы движемся полого вниз. Впереди меня – предводитель. Ему по виду около 30 лет. Он среднего роста, широкоплеч. Одет в тончайшей выделки мягкую замшевую рубашку светло-коричневого цвета. Загорелое лицо европейского типа, светлый шатен. Густые волосы, немного не достающие до плеч, развеваются ветром в такт скачки. Ощущение неукротимости и воли.

Вплотную за ним, стараясь не отстать, скачу я. Свежий ветер обдувает мое лицо. За мной слышен топот коней моих товарищей. Мы идем плотно, в напряженном галопе, не увеличивая и не уменьшая расстояние между собою. Чувствуется слаженность и понимание почти без слов. Сзади на небольшом отдалении от нас сплошным потоком движется наше племя. Я не оглядываюсь, но знаю, что это так. Численность его – не меньше нескольких тысяч человек, включая женщин и детей.

Возле склонов гор, окаймляющих долину, жмутся постройки горного селения. Людей не видно. Всей своей кожей я чувствую на себе взгляды затаившихся в скалах мужчин. Они пристально наблюдают за нами.

Мы уверены в своих силах. Их достаточно для отражения внезапного нападения врага и ответной атаки, в которой будет уничтожено их селение вместе с женщинами и детьми. Солнце светит в правую щеку. Первая половина дня. Мы спускаемся с юго-востока на северо-запад».

Необычное самовосприятие: я в сцене мыслил не «я», а «мы». Древний человек ощущает себя единым со своим племенем, живет его интересами. Залог выживания – только в сплоченности и слаженности. Внутреннее напряжение скачки соответствует восторженному душевному отклику на таинственный природный зов жизни, влекущий в неизведанное. Переселение шло через горные системы Южной Сибири в направлении на северо-запад.

Другое наблюдение было во время бодрствования. Оно касалось жизни первобытных людей на Крайнем Севере.

«Лето в тундре. Узкая полоска земли, всего несколько километров в ширину, освободилась от снега и льда. Она тянется вдоль холодного моря. Море без льда. В 3–5 километрах от побережья слепит глаза белый снег или лед.

Группа людей, около 20 человек. Они одеты в выделанные мягкие шкуры. Старше 25 лет нет никого. Среди них есть дети. Мужчины вооружены острыми копьями без наконечников из твердой породы дерева.

Эта группа кочует вдоль морского побережья. За короткое лето им нужно дважды одолеть этот длинный проход между морем и ледником – туда и обратно. Сейчас – остановка на сутки. По этому участку суши, вдоль моря, идут и звери: песцы, олени, волки, медведи. Медведи – бурые, самые опасные хищники из живущих здесь. Две группы охотников, по два-три человека, расходятся от лагеря. Вернутся к вечеру. Каждая группа подбирается так, чтобы справиться с медведем, если он рискнет напасть.

В лагере остаются три сильных воина, а также все женщины и дети. Мужчины с копьями в руках стоят спиной друг к другу, образуя равносторонний треугольник. Таким образом, они обозревают окружающую местность на 360 градусов. Почти не моргают. Их неотрывный взгляд замечает любое движение вокруг, любую опасность.

Вокруг них на небольшом расстоянии на корточках женщины и дети копают съедобные корешки и относят их в общую кучу: после, вечером, будет общая трапеза. Нельзя отходить от дозорных слишком далеко, иначе воины не успеют добежать и подкравшийся хищник может убить женщину или ребенка.

Одна из девушек нашла место с обилием съедобных растений. Она старается выкопать их как можно больше, порой опускаясь на колени. Она уже далеко отошла от трех дозорных, они могут не успеть на помощь. Надо быть осторожной.

Тут одновременно она и один из воинов замечают подобравшегося к ней очень близко бурого медведя. Но и медведь видит, что обнаружен. Он опытен и хитер. Он полз очень медленно, крался к девушке на границе секторов обзора двух людей, где их периферийное зрение могло упустить осторожное движение медведя.

Девушка бежит под защиту мужчин. Медведь бросается за ней. Дозорный рванулся с копьем навстречу. Второй воин помчался следом. И третий, сделав разворот, тоже изо всех сил бежит за ними.

Все бегут что есть мочи, но медведь бежит быстрее. Он не хочет столкнуться с вооруженными копьями мужчинами. Ему нужно успеть убить девушку и улизнуть от расправы. Убитого человека люди не заберут с собой. Они уйдут, а тело останется ждущему своего часа медведю. Тогда он его съест.

Кожаная одежда девушки хорошо защищает от холода и влаги. На ее ногах – кожаные чулки, завязанные ремешками ниже колен. Чулки на бегу сползли и мешают бежать, но подтянуть их нет времени.

Медведь вот-вот настигнет девушку. Он пренебрегает опасностью, добыча уже в двух шагах. Мужчина на бегу заносит для удара копье. Девушка ловко ныряет под его руку, и удар приходится в грудь медведя, делавшего последний прыжок. Крупная ладонь чрезвычайно сильной руки надежно удерживает толстое копье. Удары двух других копий завершают схватку. Медведь превратился в добычу».

Наблюдатель отметил полное отсутствие мыслей у дозорных во время бдения. И мгновенный, без размышлений переход от полной неподвижности к спринтерскому рывку. Необычным было ощущение дозора, не прекращающегося в течение  всей жизни. Непрерывный дозор – всю жизнь. Ловкость, с которой девушка проскользнула под руку воина, говорит о неоднократности такого маневра. То, что в группе не было людей старше 25 лет, могло определяться их гибелью в схватках со зверями при небольшом ослаблении силы и ловкости после этого возраста.

Прибрежный ледник на Аляске, мимо которого проходили охотники, указывает на исторический период, возможно, эпоху последнего оледенения. Предки чукчей, эскимосов и других, близких по образу жизни народностей, могли кочевать из Азии в Америку и обратно. В любом случае Чукотка и Аляска не были непроходимо разделены. Н.К.Рерих считал, что индейцы Америки родственны монголам и бурятам Азии[2].

Судя по этим наблюдениям, человек в древности был очень подвижен. Племя (или его часть), выросшее в определенных природно-климатических условиях, по какой-то причине устремлялось в неизведанное. Этой причиной могло быть только ощущение своей возросшей силы, толкающей к преодолению гигантских пространств и непредсказуемых препятствий. Артериями этих переселений были связаны Западная Европа и, предположительно, районы Тибета; кочевая Монголия и земледельческая Средняя Азия; даже северо-восток Сибири с Аляской (Азия с Америкой).

Древние волны переселений, побуждаемых воздействием Космоса на сознание людей[3], имеют аналогию с быстрыми, глобальными изменениями в России начала XX века. Это позволяет взглянуть на проблему революции 1917 г. в России под другим углом. Даже при беглом взгляде на карту России тех лет можно выявить быстро меняющиеся границы сфер влияния противоборствующих объединений людей. Их состав, в отличие от древних племен, был разнородным. Но в любом случае огромная территория Российского государства от Финляндии и Польши на западе и до Тихого океана на востоке была охвачена стихийным движением людских масс.

Исходя из положений Живой Этики, мы можем прогнозировать следующую волну преобразований, инициируемых Космическим Магнитом[4]. Их причина – влияние Космоса на человеческое сознание. Следствие – действия людей в соответствии с уровнем их сознания.

Особенности грядущего проявления нового импульса Космического Магнита: во-первых, преобразования коснутся в той или иной форме всей планеты, но на некоторых территориях они будут неизмеримо мощнее, чем на других. Эти преобразования неизбежны, необратимы и могут пойти по двум диаметрально противоположным руслам: либо уничтожат планету и человечество, либо создадут более гармоничную и совершенную жизнь.

Во-вторых, в историческом процессе участвует каждый. Самоотверженностью, стремлением к прекрасному или, напротив, тупостью, жадностью, жестокостью – человек участвует в формировании будущего. По своей сути все человечество делится на творцов и разрушителей. Это разделение происходит прежде всего в области мышления. От чего зависит реализация того или другого выбора? От идеала людей, от их мечты. Если эти мечты эгоистические – разрушение неизбежно. Так уровнем сознания определяется результат, то есть здесь, в отличие от теории К.Маркса, сознание определяет бытие. Гармоничные преобразования возможны только при стремлении к общему благу.

С помощью интуитивного метода можно получить знания не только об исторических эпохах, но и об отдельных человеческих судьбах, о предыдущих жизнях и даже воспоминания о важных событиях между жизнями. При этом наиболее значимы детские воспоминания. Мой знакомый вспоминает, что в возрасте 3–4 лет он всем рассказывал, что был летчиком: «Воевал, был сбит врагом и погиб. Летал на винтовом одноместном истребителе. На бортах были звезды – по числу сбитых самолетов противника. Противники – немцы. Самолеты их – с черными крестами, обводка крестов красная, затем белая. Две армады самолетов со звездами и с крестами участвовали в массовом бою. Я был сбит. Самолет, падая, дымил. За ним был шлейф дыма. Самолет упал круто на землю, на заснеженный пустырь. Удар об землю. На земле – умер».

Иногда дети рассказывают о том, что было до их рождения. Это очень интересные свидетельства сознательного существования между жизнями. Ниже приведены два сна, в которых запечатлены воспоминания об этом. По всей видимости, сознание меняется при вхождении в плотное тело, и это тело – несовершенное, «отупляет» родившегося человека.

«До моего рождения, мы, трое друзей, находились где-то в хорошем месте. Там было интересно, но это – было не здесь, не на Земле. К нам пришли двое из старших и сказали, что для совершения важного дела на Земле кому-то из нас троих нужно родиться. Это было очень важно для общей пользы. Я восхитился предложенной задачей и сказал: "Пойду я!" Так я родился, а мои два товарища остались там. Но когда я вошел в земное тело, такое грубое и плотное, то мой ум стал неповоротливым. Земное тело сделало его таким. И я забыл, что мне нужно сделать здесь. Я, как отупевший аквалангист в тяжелом водолазном костюме, ползаю по дну, а мои два товарища не могут сверху до меня докричаться».

«Иду вниз, а точнее, лечу в пространстве. Это пространство отделено от другого плоскостью, с отверстием вроде люка. В этот люк мне надо спуститься, чтобы помочь человеку, находящемуся там, внизу. Кто-то со стороны бдительно следит за моими действиями. Его задача – помешать мне. Здесь, в этом пространстве, он ничем мне не может повредить. Но когда я пролечу вниз через люк, у него появится возможность испортить мой план и затруднить мне возвращение обратно, наверх. Но все же, как ни опасно такое погружение вниз, мне надо попытаться помочь тому человеку.

Лечу к люку. Из моих плеч, выше лопаток, вырываются в стороны два потока мощной невидимой энергии. Две прямые струи, отходящие чуть в стороны и назад, плавят атмосферу, через которую я иду. Воздух в струях энергии плавится. Именно из-за этого и видны сами по себе невидимые струи. На расстоянии около полутора метров от меня потоки чуть отгибаются в стороны и слегка расширяются. Дальше плавления воздуха уже нет. Со стороны такие потоки можно спутать с крыльями, но это не крылья. Плавление атмосферы происходит лишь тогда, когда она проходит через эти потоки энергии».

В этих снах описан один из значительных моментов – вхождение в мир плотный из мира духа через рождение. Он может быть символически воспринят, как полет к «люку» из высшего мира в мир земной. «Существо», которое следило за прохождением «через люк» человека, скорее всего так называемый «страж порога», упоминаемый в «Тайной Доктрине» и Живой Этике. Его можно понимать как всю совокупность несовершенных качеств человека, которые созданы им самим ранее и которые воздействуют на него в плотном мире, мешая выполнять взятую на себя высокую задачу.

Вот пример видения с закрытыми глазами девочкой Никой (пяти лет) графа Сен-Жермена, известного деятеля времен Великой французской революции. Перед этим она долго рассматривала его портрет на обложке книги[5].

«Вижу фильм. Вижу дядю Сен-Жермена. Он в каком-то городе. Этот город где-то далеко. Не наш город. И он – старинный. Сен-Жермен идет по улице, заходит в дом. В его доме несколько комнат. В одной из них баночки с разноцветными красками и кисточки для рисования. Много кисточек. В другой комнате у него книги. Много книг, старинных. Там есть книги, которые у тебя, папа, тоже есть. И книги, которых у тебя, папа, нет».

Здесь интересен факт фиксации ребенком содержания книги без прочтения ее или хотя бы открывания. И очень ценно само восприятие одной из страниц жизни загадочного исторического деятеля Европы XVIII века. Кстати, Ника не знала о живописных увлечениях графа. Дети легко добывают знание, но так же легко забывают то, что видят.

Познать самого себя – сложная задача, известная со времен Дельфийского оракула, а возможно, и ранее. Приведу рассказы нескольких людей, раскрывающие внутреннюю природу человека с точки зрения энергетического мировоззрения.

Один человек, увлекающийся чтением книг Живой Этики, какое-то время с трудом справлялся со своими почему-то усилившимися страстями. И однажды он увидел сон. Вот его рассказ: «С моей головы, с плеч, сорвались вдруг струи огня. Эти струи захватили существ, находящихся передо мной. Существа получеловеческого вида, мерзкие, каким-то образом усиливали мои обычные страсти, делая их опасными для меня. Так они меня допекали. И эти три мерзости заживо горели в струях огня, злобно взглядывая на меня и крича друг другу: "Это – пламя!" Словно три бандита, пытавшиеся ограбить или убить прохожего, случайно наскочили на мастера восточных единоборств».

Суть человека – огонь. Устремление человека к Высшему дает сны и видения, в которых свет, огонь составляют основное впечатление. Живая Этика помогает понять природу этих явлений. Среди ненарушенной красоты природы видений и необычных снов бывает больше.

«В горах перед перевалом была ночевка. Во сне вижу, как беру – волей, не руками – свечу, зажигаю ее и помещаю в область сердца. Возникает ощущение внутреннего света в груди. Просыпаюсь. Воспоминание о сне дает то же ощущение».

«Во время ночевки на берегу Байкала был сон. Пещера с гладкими стенами, сводчатый потолок. Точнее, пещера наполовину, с моей стороны она открытая. На полу лежат ветки, дрова. Над ними до свода горит пламя, но дрова и ветки не сгорают. Пламя чуть коптит. Начинаю во сне читать молитву – копоть исчезает, пламя становится чистым. От пламени, чуть дальше и расширяясь, идет прозрачный, но видимый и различаемый даже по плотности поток тепла, расходящийся постепенно в стороны. Во сне я стал проверять качество этого тепла, и во сне же в сердце возникло ощущение счастья».

Нет сомнения в том, что жизнь сознания во сне чем-то похожа на дневную, а чем-то сильно от нее отличается. И влияние этой «ночной» жизни на дневную весьма велико.

«Лето или начало осени. Вечереет. Я смотрю на купола новых церквей на фоне неба. Красиво! На площадке перед одной из них стоит священник лет 30-35 и человек 20 паствы. Он читает проповедь. Я их обхожу. Захожу через коридор с толстыми кирпичными стенами в комнату искусствоведа. Разговариваем. Что-то меня настораживает. Я ухожу из этого подвального помещения на улицу. Там легко взлетаю над асфальтом и, не ощущая веса, лечу на высоте 4–5 метров. Пролетаю мимо священника. Его паства уже разошлась. Обращаюсь к нему: "Батюшка, благослови!" Он увидел меня летящего, от изумления округлил глаза. Не отрывая от него взгляда, я медленно влетаю под открытые своды собора и плавно опускаюсь. Держа в вытянутой руке крест и глядя через него на меня, священник бежит ко мне. Он подбегает ко мне и одновременно я с воздуха опускаюсь на колени прямо перед ним. Он благословляет меня, как мне в это время думается, на подвиг, на преодоление искушений».

Человеку с развитой способностью к интуитивному познанию доступна взаимосвязь с выдающимися людьми, жившими ранее. Некто рассказывал мне о своих попытках в течение ряда лет помещать в область своего сердца понравившийся ему образ легендарного человека, графа Сен-Жермена. Вот этот рассказ: «Во сне я видел в области своего сердца облик Сен-Жермена. Он был то четкий, то черты размывались. Я затрачивал силу воли, чтобы он был более четкий. Одновременно был виден, чувствовался Луч света, который падал на этот Облик в сердце. Получалось, что этот Облик – неразрывное окончание Луча, как основание у длинной-длинной призмы».

Еще одно направление исследований – интуитивное познание Космоса. Приведу наблюдение планеты Венера, какой она предстала взору художника. Он по Интернету попал на сайт со снимками Венеры и Солнца. Рассказал так.

«Прохождение Венеры было видно на фоне короны Солнца. Яркая "ляпочка" на синем фоне. И тут! Мысленно приблизил эту яркую планету. Она стала больше. И – моему мысленному взгляду предстала картина, которую я зарисовал.

Ощущение красоты! Прекрасный мир. Слева, со стороны Солнца, – синяя бездна покрыта голубыми прозрачными лучами. Изгиб ударной волны перед планетой дает переход к бело-розовому, а затем сиреневому цвету. Бело-розовый освещенный край планеты противоположен сине-голубой тени с голубеньким бликом. Сквозь сиреневый прозрачный цвет пространства вокруг планеты проступает другой цвет, солнечного ветра – розоватый, рассеивающийся. Из-за него выступает синяя бездна.

Возникло ощущение красоты Мира за ударной волной, образующейся в солнечном ветре перед планетой. И Мир был населен жизнью не только в объеме сферы, но и в объеме пространства правее ударной волны. Там была жизнь, прекрасная, устойчивая, разумная. Не могу сказать ничего о крупных или мелких существах. Скорее, это пространство было заполнено мыслью, прекрасной, живительной, вызывавшей в моем сердце отзвук чувства красоты и радости. Это ощущение в сердце можно было удерживать какое-то время...

Также необычное ощущение вызывала наполненность пространства коллективной творящей мыслью, созданной гармоничным единством мыслей обитателей планеты. Нет ничего борющегося друг с другом. Согласованность идей и благо для Космоса.

Могу вспоминать этот Мир с тем же ощущением красоты и блага для всех живущих. Очень сильное и благостное ощущение планеты – словно энергетический резонанс возникает в моем сердце. Он воздействует на людей вокруг меня, успокаивает, умиротворяет их, дает силы. Похоже, это и есть воздействие планеты Венера».

В Живой Этике есть информация о дальних мирах[6], а в письмах Е.И.Рерих говорится, что планета Венера «гораздо старше, нежели Земля»[7]. На Венере между живущими в тонких телах жителями реализованы те лучшие отношения, которые на Земле возможны в далеком будущем. Кроме того, приведенное выше описание художника чрезвычайно похоже на ноосферу В.И.Вернадского – реализованный Мир Разума.

Интуитивный метод применим и в исторической науке, и в естествознании. М.В.Ломоносов, Д.И.Менделеев, В.И.Вернадский – эти великие естествоиспытатели в той или иной степени прибегали к нему в своих изысканиях. В середине XX века, в эпоху расцвета материализма, геолог Н.Е.Мартьянов строил свои концепции пульсирующей Земли, основываясь на интуиции, которую он сравнивал с ощущением прекрасного: «Саму интуицию я определяю как чувственное восприятие диалектики природы»[8]. Мартьянов был единственным из натуралистов, кто во всеуслышание заявил не только о применимости интуитивного способа мышления в естествознании, но и об интуиции как методе познания.

И уж тем более естественно и неоспоримо использование интуитивного познания в художественном творчестве. С одной стороны, фиксация зрительного образа на холсте или картоне сохраняет его для будущего. С другой – художник вносит в образ свое отношение к этому явлению. Обращает на себя внимание эмоциональная составляющая, которая также оказывается запечатленной в картине. Это и есть проекция внутреннего мира художника. Один художник поведал о нескольких своих видениях, которые он наблюдал с закрытыми глазами.

«Появился цветок – только лепестки на темном фоне. Раскрытый широко, 5 см в диаметре, он был похож на цветок шиповника. Было пять широких лепестков, тонких, естественным образом изогнутых. Они отходили от центра под углом около 60 градусов. Края лепестков неровные, изрезанные, опять же, самой природой. Цвет – светло-сиреневый, с небольшими переливами. Самое интересное – цветок вращался».

«Устав после работы, закрываю глаза. Перед внутренним взором возникает картина, которую никогда не видел. Горы. Насыщенное глубокое синее небо с чуть зеленоватым отливом. Ниже – белый снег вершины, чуть тепловатый. Еще ниже – ближние отроги, черно-бурого оттенка. Правая верхняя часть дает ощущение света, простора, красоты. Открываю глаза, делаю за пару минут набросок ручкой».

«Опять закрываю глаза. Ночная вершина после заката. Красный ободок вершины. Контрастом к нему – полоска светлого желто-зеленого оттенка, почти повторяющая контур кубообразной вершины. Слева – синева со светом. Переход цвета вверх от темно-зеленоватого к синевато-красноватому. Далее – темно-красный плотный, переходящий в прозрачно-черный цвет, в котором уже выступают две звезды. Верхняя чуть больше нижней. Ощущение отражения цвета звезд и ночного неба на вершине».

Чрезвычайно много метанаучных наблюдений было выполнено Еленой Ивановной Рерих. Блестящий философ XX века, одна из создателей книг Живой Этики, она описала некоторые свои видения лиц, известных в истории, а также неизвестных, живших сотни и даже тысячи лет назад[9]. Кроме того, имея хороший художественный навык, она сделала карандашные наброски этих обликов. Для Елены Ивановны вопрос об интуитивном методе не стоял, она просто применяла его естественным для себя образом. Кроме чисто исторических и конкретных черт этих людей, меня заинтересовало энергетическое, глубинное измерение образов, запечатленных на бумаге. Внутренний мир Елены Ивановны в сочетании с непреходящей сущностью этих живших когда-то людей должен был дать мощный отпечаток. В Музее им. Н.К.Рериха я получил возможность познакомиться с карандашными рисунками Е.И.Рерих и зафиксировать впечатления, возникшие непосредственно при сосредоточении на этих рисунках.

Рисунок «Архат»: «Человек с закрытыми глазами. Возникает впечатление, что за свою жизнь он претерпел много невзгод. Место сосредоточения его сознания – внутри переносицы, чуть выше линии, соединяющей внутренние углы глаз. От области сосредоточения идет невидимое излучение, расширяющееся сферически. Качество излучения – любовь ко всему живому. Жизнедательное воздействие. Воздействие на наблюдателя – усиление энергии в позвоночнике. Энергия блаженства».

Рисунок без подписи: «Мужчина средних лет, волосы по плечи, борода волнами. Глаза закрыты. Справа – чаша с огнем. Сознание также сосредоточено в переносице. Решение некой философской задачи, возможно связанной с глубинными слоями сознания. Одновременно возникает ощущение, что из области лба, чуть выше переносицы, выходит излучение, расходящееся во все стороны, но больше вверх и вперед, чем вниз и назад. Оно идет непроизвольно, как побочный эффект при духовном познании. Решение задачи обогатит людей духовно».

Рисунок «Шри Шанкарачарья»: «Открытые глаза. Сознание частично сосредоточено на переносице, но не очень концентрированно. Будто он обдумывает полученные и изучаемые им знания (возможно, по буддизму). Знания, приносящие пользу всем людям. Мудрец, мыслитель, ученый. Работает умственно не ради эгоистических целей, а для облегчения страданий человечества и достижения им духовного восторга (блаженства). Работник общего блага планетарного масштаба. Утонченность мысли сочетается с малыми собственным потребностями, отсутствием выгоды для себя. Духовный вождь».

Рисунок «Нил Столбенский»: «Духовный воин. Возникает ощущение острого взгляда чистых глаз (хотя их практически не видно), видящих перед собой все окрестности до горизонта. Сзади – то, что ему дорого. Спереди – относительно ровная низменная местность, через которую может попытаться пройти опасный противник. Зоркий взгляд готов заметить появление врага, чтобы мгновенно отразить нападение. Физических средств в руках человека не видно, но чувствуется полная готовность и уверенность в реальности надежного отпора агрессору. Полное сосредоточение внимания на дальних видимых подступах. Бдительность непрерываемая».

Рисунок «Аллал-Минг»: «Закрыты глаза. Сознание сосредоточено между бровями (чуть ниже). Эхо блаженства концентрируется в сердце наблюдателя. Блаженство более сильное, чем при изучении других рисунков. Наполнение энергией сердца наблюдателя – стойкое. При мысли "Учитель" блаженство в сердце усиливается. Безмолвное общение сердца с Великим Духом. Мысли только мешают».

Часть этих рисунков имеет пояснения в творчестве Е.И.Рерих, в ее письмах или дневниковых записях. Эти облики, как показал мой опыт, оказывают мощное положительное воздействие на наблюдателя. Рассмотрим еще один рисунок, касающийся исследования Высших Сфер.

«Архангел Михаил»: «Архангел словно прислушивается. Он – на страже Земли. Словно в Космосе. Вокруг – гигантские пространства, из которых могут прийти опасности для планеты, которые Он готов устранить или свести их негативное воздействие к минимуму. Он словно прислушивается к огромному Пространству, безднам Космоса, которые оказывают влияние на Землю, в том числе и отрицательное. Все Его чувства настроены в бдительном внимании.

Воин, космический воин. На щите – Солнце. Возможно, Архангел использует силу Солнца для защиты от опасностей. Он – Сущность масштаба Солнечной системы по мощи и ответственности. Нет усталости или она нейтрализуется волей. Дозор бесконечный, неослабевающий».

Обойти вниманием самого автора этих рисунков, Елену Ивановну Рерих, обладательницу уникального духовного богатства, было бы недопустимо для исследователя. Смысл жизни, воплощенный Еленой Ивановной в творчестве, оставил энергетический отпечаток на ее фотографии, но я смог почувствовать его только интуитивно, не в словах и не в образах. Он чувствуется – неизвестно как! Его не выразить словами, музыкой или ритмом, можно почувствовать только сердцем.

Фотография Елены Ивановны Рерих: «Взгляд на зрителя. Абсолютное бесстрашие. Взгляд имеет радующее воздействие. Хочется смотреть в эти глаза. На сердце возникает радость и ощущение интуитивно улавливаемого смысла жизни. Ощущение красоты. Ее мысли побуждали Н.К.Рериха к творчеству. Видно по всему, это – ее привычный ток мыслей».

Что касается Н.К.Рериха, всемирно признанного художника, то он в своем творчестве использовал интуитивный метод в самом широком смысле. Не случайно А.М.Горький назвал его «величайшим интуитивистом современности»[10]. И литературные описания сцен жизни в прошедших веках, и живописные портреты, образы давно минувших дней – все это воплощалось Николаем Константиновичем в высокохудожественной форме. Часть этих образов, как мы знаем, была получена Е.И.Рерих и затем уже реализована художником[11]. Мной была сделана попытка «прочитать» четвертое измерение некоторых картин Николая Константиновича.

Картина «Дозор Гималаев»: «Ледник. Почти ночь. Точнее, поздний зимний вечер перед наступлением полной темноты. Куски льда на леднике понемногу ползут, изредка осыпаются в пропасть целыми ледяными россыпями острых глыб. На леднике не сохраняются следы. Отсюда под скалами нависающей вершины возможен проход к спуску в горную долину, зажатую отрогами этой вершины. В ней – чудо нового знания человечества, сохраняемого в течение бесчисленных эпох, сменяющих друг друга. Место, в которое хотят попасть и друзья, рассыпанные по миру и радеющие об этом мире, и враги, желающие этому миру погибели.

Стража Гималаев внимательно осматривает обе стороны ледяного гребня. Здесь не ходят ни люди, ни звери. Но дальше, правее и ниже, проходит караванная тропа. Изредка караваны идут через этот перевал мимо ледника. И совсем редко этим же путем приходит жданный посетитель Святого Места. Сегодня он может появиться. И нужно не только провести его в хранимую долину, но и отвести врагов или праздных любопытствующих, если они попытаются красться следом или просто следить за ним.

Три фигуры тщательно осматривают ближайшие склоны. Вокруг безлюдная пустыня. А крайний справа четвертый дозорный, оглядывающий сверху караванную тропу, заметил в сумраке дальнее движение. Он поспешил путникам навстречу, начал спускаться».

Картина «Жанна д'Арк. Молитва»: «Ряды воинов замерли в напряженном ожидании. От молитвы Жанны зависит исход битвы, которого не знает пока никто. Все напряженно ждут. Часть воинов плохо обучена.

Жанна словно слушает своим внутренним слухом, стоя на коленях в молитвенном положении. Она уже произнесла слова молитвы и в полном внутреннем безмолвии ждет ответа об исходе битвы, еще не произошедшей, но уже предопределенной. Магнит ее сознания безмолвно излучает любовь к своей стране, самопожертвование. Ясность ума позволяет подчинить все текущие дела этой доминанте мысли».

Картина «Жанна д'Арк. На костре»: «Угрюмые лица солдат. Подлое выражение лица человека в церковной одежде. Палач начинает осознавать суть того, что он сотворил. Огонь охватывает Жанну, дым перебивает дыхание. Девушка (угадываются портретные черты и раскрытый в крике рот), внутренне напряженно спокойная, обращается к Высшему. Нет паники или беспорядочного мышления. Мощное обращение всего существа, преодолевающего дикую боль и удушье. Восторг предвкушения встречи с Христом после выполнения жизненной задачи. Прощение всех остающихся на Земле».

Картина «Жанна д'Арк. Вечная Матерь»: «Воодушевленное лицо и глаза Жанны, готовой помочь каждому духовно нуждающемуся человеку. Радость помощи человечеству, счастье любви к человечеству. Духовный восторг участия в человеческих делах, в уменьшении страданий людей. Счастье самоотверженной помощи. Влияние и сущность воздействия Великой Матери передается через действия Жанны. Жанна – действующий центр сущности Великой Матери».

Следующая картина является блестящим образцом совместного творчества. Она была создана Николаем Константиновичем по видению Елены Ивановны. Так в реальности использовался интуитивный метод.

Картина «Матерь Мира»: «Мать человечества, давшая начало всему на Земле. Мы все – ее общие дети. Она – родоначальница, стоящая на страже нашего дома – Земли. Жест руки – повелевающий, напряженный. Ощущение Космоса, нашей жизни в нем. Проявление Матери как бы сфокусировано Космосом, сочетанием влияния звезд, пояса Ориона, верхней звезды, элементов "ковша" Большой Медведицы. Она остается повелевающей и управляющей развитием планеты и ее мира. Создающая благая сила, творящая материю Мира. Без ее благого участия не возможно ничего».

 

Интуитивный (метанаучный) метод познания издревле участвует в исследовании Мира Высшего и в движении человека к Высшему, а также в изучении влияния Космоса на человека. Он продуктивен для исторических и археологических исследований, изучения внутреннего мира человека, поиска источника художественного творчества и механизмов влияния его на зрителя.

Термин «метанаучный» применим в областях, еще не охваченных строго научными исследованиями, он как бы идейно подготавливает почву для новых научных гипотез, для будущих научных открытий. Применявшийся во все времена под другими названиями[12], он и сейчас готов дать богатый урожай во многих областях творчества. Науке предстоит проанализировать и системно обобщить опыт интуитивного постижения мира, накопленный человечеством, оценить его полноправную роль в общем процессе познания и исследовать его энергоинформационные механизмы, чтобы сделать их достоянием современных исследователей.

 

Статья опубликована в сборнике:

Живая Этика и наука. Материалы международной научно-общественной конференции,

2007. – М.: МЦР, 2008. – С.670-686.

 

О конференции –  см. сайт Международного Центра Рерихов:

 http://www.icr.su/rus/work/conferencies/2007/index.php

Эл.библиотека МЦР:  http://lib.icr.su/node/901

________________________________

[1] Рерих Н.К. По пути из варяг в греки / Рерих в России. М., 1993.

[2] Рерих Н. Азия / Рерих Н.  Листы дневника. В 3 т. Т. 2. М., 2000, с.114.

[3] Чижевский А.Л. Спазмы Земли в объятиях Солнца / Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. М., 1976.

[4] Живая Этика. Беспредельность. 162.

[5] Мура Ж., Луве П. Сен-Жермен, бессмертный розенкрейцер / Пер. с фр. Г.М.Голубенковой. М., 1999.

[6] Живая Этика. Надземное. 176

[7] Рерих Е.И. Письма. Т. 3. М.: МЦР, 2001, с. 643.

[8] Мартьянов Н.Е. Письмо от 4 августа 1970 г. // Грузман Г. Н.Е.Мартьянов Письма// http://lit.lib.ru/g/grazrnan_g/pisma.shtml

[9] Рерих Е.И. У порога Нового Мира. М., 2000. - С. 41-76.

[10] Об этом пишет Н.К.Рерих. См.: Рерих Н.К. Дорогой друг В.Ф. / Рерих Н. Листы дневника. В 3 т. Т. 3. М., 2002.

[11]  Шапошникова Л.В. Единых тайн двугласные уста // Утренняя Звезда. 1994-1997. М., 1997. № 2, 3. - С. 19-30.

[12] Шапошникова Л.В. Исторические и культурные особенности нового космического мышления // Объединенный Научный Центр проблем космического мышления.  - М.:2005, с. 6.