Общественный научно-просветительский журнал

Педагогика Культуры

ЖУРНАЛ

Педагогика Культуры

Анирова Элина,

8-А класс гимназии № 205, Санкт-Петербург.

Лауреат Фестиваля детской творческой мысли

среди школьников России и других стран

ко Дню Культуры 15 апреля 2022 года

«Человек, будь человечнее!»

Рук.: Майорова С.C.

Дым в облаках

– Дядь, есть сигарета? 

Необъятность синих глаз, вмещавшая в себя все оттенки голубого неба, начиная с темноватых туч во время неспокойной грозы и заканчивая обманчивой голубизной на просторе небосвода перед бурей, смотревших все еще с детской наивностью, но с каким-то уже железным блеском, отражавшим всю жестокость, что им довелось увидеть за столь короткий срок жизни, поражала любого человека, встретившегося на пути. Но их внешняя красота привлекала лишь на малый промежуток времени, а затем они вновь становились самыми обычными глазами среди сотни таких же.

– Мальчик, иди отсюда, – шикнул грубоватый, прокуренный голос, принадлежавший мужчине средних лет, чей взгляд был полон отталкивающегося презрения и холода, которые были направлены на любое живое существо просто за то, что оно родилось, будь то дворовый голубь, рыскающий в поисках хлебных крошек по пустым промерзающим улицам, или мальчик малого возраста, отчаянно искавший способ утолить жажду внутри него, жажду, из-за которой он мучился уже несколько дней.

Сплюнув, мальчик развернулся и зашагал прочь. Его разбитая губа, раненная на одной из дворовых драк, где мальчишке пришлось отстаивать свою честь, (или же спасать свою гордость, это уже как кто решит) непрерывно ныла, напоминая о себе. Но он не жалел себя, не позволял боли затуманить рассудок, ведь улица научила его одному жестокому, но правдивому правилу – нытье – это удел слабых. Позволишь себе слабость, и улица растерзает тебя.

Мальчишка поправил клетчатую рубашку, которая была на несколько размеров больше, чем бы нужно было его худому телу, и обратился к полной женщине преклонного возраста, сидящей на скамье и с серьезнейшим видом (на который только могло позволить ей ее пухлое лицо) разглядывала улицы проезжих дорог:

– Сигарета есть?

В ответ он получил лишь молчание и полное отсутствие каких-либо признаков, что женщина его услышала. Было чувство, что она не желала признавать его существования.

Когда мальчишка так и остался в немом ожидании стоять возле нее, дожидаясь ответа, женщина встала и, поджав недовольно губы, ушла, так и не взглянув на него. Словно мальчишки и не существовало.

Но он привык к равнодушию. Он привык к тому, что его либо не замечали, либо смотрители с пустотой во взгляде.

Детское сердце, ранее наполненное мечтаниями и грезами о свободе и благодушием со стороны людей, с горячностью и юношеской уверенностью упивалось желанием показать себя миру, стать достойным похвалы и внимания, сейчас не терзалось напрасными надеждами по несбыточному будущему. Оно продолжало биться, но уже ни с такой пылкостью как раньше. Словно смирившись, мальчишка перестал думать о том, чего уже никогда не будет, возможно, в его жизни, и уповать на людей и их добросердечность в этой ситуации было бессмысленно.

Мальчишка прошел чуть дальше по улице, толкая камни по проезжей дороге, абсолютно не задумываясь о том, может ли он кому-то помешать или нарушить тишину и спокойствие здешнего места. Солнце было в зените, а потому многие люди приняли решение запереться в своих квартирах и спрятаться от его настырных лучей за плотными шторами, словно опасаясь взглянуть им навстречу. Улица пустовала, и даже постоянно дымящие выхлопными газами машины куда-то подевались, рыча своими моторами, как большие железные собаки. Несколько птиц с опаской опустились на землю, тоже смутившиеся внезапным затишьем, подобно происходящим перед бурей, или, как в нашем случае, перед появлением людей и их суетой, что сопровождает их повсюду.

Мальчишка задумчиво присмотрелся, силясь увидеть в тени дома силуэт, что, оперевшись на стену, выпускал в небо подозрительный дым, который поднимался высоко в небесную гладь и так же легко растворялся среди белоснежных облаков, вырисовывая в вышине причудливые фигуры.

Неуклюже переставляя ноги и щуря глаза от ослепляющего солнца, он пытался одновременно идти и смотреть на завитки дыма, что пускал в небо этот странный незнакомец. Лишь приблизившись к нему, мальчишка замер в нерешительности. Как начать диалог? Что сказать этому человеку, чтобы привлечь его внимание? А что еще важнее – наконец получить желанное?

Перед мальчиком стоял мужчина уже преклонного возраста, и скорее будет, правды ради сказать, старик с длинной седой бородой и морщинами на вытянутом лице. Пронзительный взгляд побелевших глаз смотрел задумчиво вдаль, думая о чем-то, что было известно лишь их владельцу. Терзали ли его муки о прошлом или противоречия о будущем? Или в его голове была лишь ничем незаполненная пустота, свойственная людям его возраста.

Мальчишка сделал шаг вперед.

– Такой тихий и солнечный сегодня день, – встав около старика, произнес мальчик.

Его собеседник, если позволите его так назвать, как-то загадочно улыбнулся, искоса глянув на него, и вновь закурил свою сигарету, устремив свой взор к небу. 

Мальчик сглотнул.

– Можно? – он указал пальцем на сигарету в руках старика.

Теперь ему удалось привлечь внимание странного человека. Серые глаза внимательно и открыто оглядели мальчишку, словно оценивая его и делая свои собственные выводы. Мальчику стало неуютно под этим оценивающим взглядом, и он начал переминаться с ноги на ногу, ожидая ответа или, скорее всего, вердикта.

Старик наконец перевел взгляд с ребенка на сигарету и, как-то тяжело вздохнув, кинул окурок себе под ноги.

Там, где упал остаток сигареты, ярко-сочная трава цвета свежей зелени покрылась серым обуглившимся налетом, словно высосав из растительности всю жизнь и отобрав у нее природную силу.

– И зачем тебе оно надо?.. – хриплым от старости лет, но с нотками чего-то знакомого и близкого сердцу голосом произнес старик. Его потрескавшиеся губы вытянулись в какой-то странной улыбке, обнажая кривоватые зубы, часть из которых были золотыми.

Мальчишка пожал плечами, приподняв брови и выпучив нижнюю губу. Он всегда так делал, когда хотел поскорее закончить разговор и перестать вызывать интерес к себе или к своим ответам. Он уже понял, что этот старик все равно не даст ему то, в чем он нуждается, так зачем продолжать вести этот бессмысленный диалог?

Мальчик хотел было уйти и уже сделал шаг, как старик схватил его за плечо, вынуждая остановиться. Его пронзительные глаза вновь впились в его лицо.

– Не думай, что я из жадности отказал, – кратко отрезал старик, и его лицо значительно посуровело, словно его оскорбила одна мысль об этом.

Мальчишка, выдернув руку, с вызовом глянул в ответ.

– А из-за чего же, позвольте узнать, – уже более дерзким голосом спросил он. Мальчик уже жалел, что вообще начал этот разговор.

Морщины над глазами старика расправились. Хмурость вновь уступила место мудрому спокойствию.

– Что ты видишь вокруг себя? – внезапно спросил незнакомец. Или уже знакомец – это как кто для себя решит.

Немного скептически, но уже с долей любопытства парень посмотрел вокруг себя и сразу же наткнулся глазами на клумбу с цветами, которую выращивали женщины с первого этажа. Красные, синевато-голубые и желтые цветы гордо росли вверх, не ломаясь под порывами ветра, которые иногда накрывали небольшую клумбу, которая подобно маленькой лодке в большом океане, взращивала свои цветочные плоды. Проанализировав это зрелище, мальчишка так и передал все старику. Тот одобрительно кивнул, а затем сказал:

– А теперь подойди и раздави их ногами.

Мальчик в ступоре замер, переводя взгляд с цветов на собеседника. Недоуменно приподняв брови, он пробормотал:

– Зачем мне это делать?

Старик вновь странно улыбнулся.

– Потому что я попросил тебя об этом.

И вновь мальчик с недоумением покосился на цветы. Шестеренки в его голове бешено закрутились.

– Но я не хочу этого делать! Я не хочу уничтожать эти ни в чем неповинные цветы! – уже с проблесками гнева крикнул мальчишка, сжав руки в кулак.

Старик наклонился к нему и тихо произнес, ничуть не удивленный этим всплеском эмоций:

– Вот и я не хочу.

Мальчику понадобилось несколько секунд, чтобы наконец понять, что имеет ввиду его собеседник. Он тяжело вздохнул и опустил глаза, пытаясь осмыслить то, что ему только что сказали. Он привык, что людям вокруг все равно на его проблемы и на него самого. Привык, что никто и никогда не станет разговаривать с ним, уличным оборванцем, и тем более не станет волноваться о том, как сильно он губит себя своей зависимостью.

– Почему вы это все мне говорите? – тихо прошептал мальчишка, потупив свой взгляд вниз, полный раздумий и противоречий из-за этого диалога.

Через несколько секунд ему прилетел такой же тихий ответ:

– Потому что в мое время мне никто не сказал этих нужных слов.

Мальчишка быстро поднял свой взгляд, но старика уже не было рядом. Словно видение в жаркий летний день, он растворился в лучах яркого солнца, оставив после себя тяжелый груз его слов. 

– «Выбор за тобой», – сквозили слова в порыве ветра.

– «Решай сам, это твоя жизнь», – вторили ему покачивающиеся деревья, единственные его неравнодушные собеседники, кроме нового знакомого, который словно обрушился на него с неба, а потом так же внезапно исчез.

Мальчишка пнул камень, валявшийся на дороге, шмыгнул носом и пошел дальше, следуя указаниям ветра и деревьев.

 

Печать E-mail

Просмотров: 82