Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Просветительская и педагогическая деятельность

В. И. Вернадского

Панкрушина А. М.,
аспирант Нижегородского государственного педагогического университета,
Веркашинская В.С.,
завуч школы № 113, г. Нижний Новгород

 


Классик современного естествознания, мыслитель и гуманист Владимир Иванович Вернадский (1863-1945) оставил огромное творческое наследие, интерес к которому непрерывно возрастает. Он заложил основы комплекса новых направлений и концепций: генетической минералогии, геохимии, биогеохимии, радиогеологии, космической химии, создал учение о биосфере и переходе ее в новое качество – ноосферу. Академик Петербургской академии наук, а затем АН СССР, член зарубежных академий, он был крупным общественным деятелем, талантливым организатором, просветителем и педагогом.

В.И. Вернадский получил образование в Петербургском университете. Общение с такими выдающимися учеными, как В.В. Докучаев, Д.И. Менделеев, А.Н. Бекетов, Н.А. Меншуткин, хорошее знание европейских языков, поездки еще в юношеские годы в Берлин, Мюнхен, Париж и по Италии позволили ему войти в курс многих областей естествознания и с увлечением заняться научной работой.

Важное значение в жизни В.И. Вернадского имела и просветительская деятельность, в которой он видел возможность реализации своего стремления заставить науку работать на благо людей.

«Задача человека заключается в доставлении наивозможно большей пользы окружающим», – так сформулировал свое кредо В.И. Вернадский в 1884 г., – «Все, что делается в обществе и государстве, так или иначе на тебя ложится, а потому необходимо стараться, чтобы оно шло к твоему идеалу» [1, с. 39-40].

Становление нравственных и духовных идеалов В.И. Вернадского происходило в кругу членов своеобразной общины, получившей название «братство». «Братство было попыткой, коллективным укладом жизни, искания его смысла», – писал В.И. Вернадский [2, с. 241]. В него входили студенты различных факультетов Петербургского университета, будущие крупные деятели русской науки и культуры как С.Ф. и Ф.Ф. Ольденбурги, Д.И. Шаховской, А.А. Корнилов, И.М. Гревс, А.Н. Краснов.

Духовное развитие народа члены общины связывали с необходимостью образования, с внесением сознательного начала в массы. Сам В.И. Вернадский уже тогда проявлял интерес к таким проблемам образования и воспитания, как отношение к школе крестьян, духовенства, помещиков, земства, администрации, положение учителя, материальное обеспечение школы, влияние развития науки на содержание образования [1, с. 45]. В 1884 г. «братчики» создали группу по изучению «народной литературы» для ознакомления и отслеживания того, что «сделано и делается для народного образования у нас на Руси» [3, с. 50].

Параллельно члены «братства» участвовали в составлении каталогов книг, лекций, переводов с иностранных языков, создавали народные библиотеки. В последних, по мнению В.И. Вернадского, должны быть книги «по всем вопросам, волнующим народ: ...о земледелии, описание мест и путей в России (для переселенцев), объяснение народных прав, изложение разных вероучений, о народной школе, царе... В популярном народном виде должны быть изложены всевозможные научные сведения: о небе и земле, звездах. Солнце, погоде, почве, растениях, животных, людях. Народная медицина и гигиена», равно как и «рассказы из истории страны» [2, с. 42].

В 1885 г. членов «братства» увлекла толстовская идея земледельческой коммуны, которую они организовали в Тверской губернии, назвав ее «Приютино». В 1885-1886 гг. они влились в Санкт-Петербургский комитет грамотности при Вольном экономическом обществе и содействовали учреждению первой бесплатной читальни в северной столице.

В духовном становлении В.И. Вернадского важную роль сыграли произведения Л.Н. Толстого и личные встречи с ним. Несмотря на различие их взглядов, В.И. Вернадский высоко ценил гуманистические и нравственные аспекты учения великого писателя, искание истины, когда «наиболее сильно проявляется личность и личность получает общественную силу» [1, с. 129]. В то время такой «силой» было земство, в работе которого члены «братства» принимали самое активное участие. Так, в 1891-1892 гг. организовали общественную помощь голодающим крестьянам Центральной России, на собственные средства и пожертвования создавали столовые и организовывали бесплатную раздачу хлеба голодающим.

К этому времени В.И. Вернадский достаточно хорошо знал быт крестьян, жизнь которых «тяжела, невыносима экономически и ужасна в духовном отношении». Именно поэтому он много внимания уделял просвещению народа. В частности, с его помощью удалось не допустить резкого сокращения земских школ в Моршанском уезде Тамбовской губернии, а также добиться через Сенат разрешения на открытие общеобразовательных воскресных школ, подчиненных земству, а не духовному ведомству.

Интерес В.И. Вернадского к проблемам просвещения народа во многом был обусловлен развитием в России в конце XIX в. общественно-педагогического движения. В поисках путей решения вопросов образования активно участвовали уездные и городские земства. Они изыскивали средства для развития школьной сети, разрабатывали местные проекты расширения всеобщего начального образования, создавали специальные комиссии для изучения состояния народного образования и выработки перспектив его развития.

Сам В.И. Вернадский принимал участие в разработке общеземской культурной программы, был одним из организаторов неофициальных земских совещаний, на которых не раз высказывался о необходимости создания многочисленных кружков грамотности, с помощью которых он мечтал добиться коренного улучшения в сфере народного просвещения [4, с. 34].

В марте 1894 г. на квартире Вернадских состоялось одно из заседаний второго земского съезда, преимущественно посвященное необходимости введения всеобщего начального обучения, в котором члены «братства» усматривали в будущем «один из краеугольных камней прочности демократического строя» [4, с. 253].

Члены «братства» Д.И. Шаховской и Ф.Ф. Ольденбург выпустили книгу «Частный почин в деле народного образования», в которой доказывали целесообразность проведения всеобщего начального обучения под земским управлением.

Сам В.И. Вернадский, возмущаясь бездеятельностью общества, которое ограничивалось лишь разговорами о неблагополучии в сфере просвещения, построил собственную школу в селе Подъем Тамбовской губернии. Вплоть до 1917 г. ему удавалось содержать ее, снабжать пособиями, заботиться о подборе учителей (некоторые из них на его средства получили педагогическое образование). Эта школа носит сейчас имя своего основателя. В письмах ученого есть сведения о том, что им финансировалась и школа в имении Шигаевка Рязанской губернии [4, с. 170, 251, 271].

Идеи уважения к личности ребенка, развития его творческих сил, активности были характерны для четы Вернадских, много размышлявших о путях и методах правильного воспитания, в котором немаловажное значение придавалось минимизации «произвола, раздражения, гнева», формированию «высокой домашней среды». В.И. Вернадский писал, что «одна из задач воспитания, и самая главная, – осмыслить жизнь и цель жизни должна проходить сквозь все воспитание. Эта цель может быть дана религией (в широком смысле), может быть понята в смысле работы на пользу человечества, может быть поставлена гражданским обществом». Воспитание человека должно быть организовано «в связи с изучением жизни, идей, истории человека» [5, с. 111].

Отсюда его интерес к идеям Фурье и других представителей французской утопической мысли. «Я не вполне сторонник ни фаланстера, ни других таких учреждений, – писал В.И. Вернадский, – но я ясно вижу, что много в них – во всех подобных теоретических представлениях – и важного и, может быть, верного» [5, с. 80].

Педагогический и организаторский талант В.И. Вернадского ярко проявился в преподавательской и научной деятельности. После защиты магистерской диссертации в Санкт-Петербурге в 1890 г. он был назначен на кафедру минералогии и кристаллографии в Московском университете. Здесь В.И. Вернадский разработал новый курс на основе генетической классификации минералов, обращая внимание на условия образования минералов, прослеживая историческое развитие предмета. Он пересмотрел существовавшие представления о кристаллографии, определив связь между формой кристаллизации минерала, его химическим составом и генезисом. Ученый полностью реорганизовал учебную и исследовательскую лабораторию минералогического кабинета Московского университета, доведя ее до высоты лучших лабораторий этого типа в Западной Европе [2, с. 52].

Спустя 2-3 года после перехода в Московский университет у молодого ученого начинает формироваться своя школа в области кристаллографии и минералогии, получившая впоследствии мировое признание.

Его лекции посещали А.Д. Архангельский, Л.С. Берг, П.П. Лазарев, С.В. Обручев, Н.А. Семашко, В.П. Филатов, П.А. Флоренский. Слушательница его лекций на Высших женских курсах О.М. Шубникова вспоминала, что «Владимир Иванович читал лекции просто, без каких-либо ораторских приемов, но каждый из сообщаемых им фактов он освещал исторически, указывая на новые перспективы или новые идеи, рождающиеся в процессе развития науки, а потому его лекции слушались с огромным интересом. Когда сотрудник стоял перед Вернадским с минералом в руке и рассказывал ему о результатах своего определения, он должен был быть готовым ответить на самые разнообразные вопросы. Своим требовательным подходом к ученикам он вырабатывал у них четкость работы... Я не помню, чтобы Вернадский давал своим ученикам какие-либо подробные объяснения и указания, но он учил и направлял их путем вопросов» [1, с. 138].

По воспоминаниям дочери ученого Н.В. Вернадской-Толль, с учениками он был очень близок, входил во все проблемы их работы и жизни, своей верой в них учил их верить в себя и свою работу [6, с. 120]. «Изумительная мягкость и доброта, поразительная теплота и внимательное отношение к людям в обыденной жизни сочетались в нем с удивительной твердостью волн и настойчивостью в достижении поставленных целей» [1, с. 61].

Осенью 1897 г. Вернадский приступает к чтению лекций по минералогии и кристаллографии на так называемых коллективных уроках Общества учительниц, «которые для себя организовали «уроки», а фактически высшее образование. Труд профессионалов был, конечно, даровой», – вспоминал ученый [7, с. 106]. И тем не менее тот же В.И. Вернадский делал все возможное для доставления средств Высшим женским курсам, открытым в 1900 г. после запрещения властями Общества учительниц.

В 1908 г. началась его педагогическая деятельность в Московском народном университете, учрежденном по инициативе либеральной интеллигенции на средства золотопромышленника, общественного деятеля А.Л. Шанявского. В университет принимались лица обоего пола не моложе 16 лет, без различия национальности, вероисповедания, политических убеждений, не требовались документы об образовании. Такое отсутствие формальных ограничений определило демократический состав слушателей: служащие, учителя, ремесленники, квалифицированные рабочие.

Университет имел научно-популярное и академическое отделения. Первое давало знания в объеме среднего учебного заведения. Второе – в объеме университетской программы по трем циклам: естественно-историческому, общественно-юридическому и историко-философскому. Высокий уровень педагогического процесса определялся такими выдающимися учеными, как Н.Д. Зелинский, И.А. Каблуков, К.А. Тимирязев, И.П. Павлов, А.Е. Ферсман, П.П. Блонский, А.У. Зеленко, С.Т. и В.Н. Шацкие. К чтению лекций по кристаллографии и минералогии был привлечен и В.И. Вернадский.

Народный университет оказывал значительную помощь московским школам, организуя специальные лекции по физике, химии, кристаллографии, биологии для учителей и школьников. Силами сотрудников кафедры кристаллографии был создан один из первых в России научно-учебных фильмов «Строение вещества», который демонстрировался учителям, школьникам и студентам [8, с. 56].

Активное участие в общественной жизни России, в просвещении ее народов привело В.И. Вернадского, как и многих других представителей мыслящей России, к необходимости внесения определенных изменений в устройство Российского государства через создание политических движений и пр. Так. с 1899 по 1905 г. В.И. Вернадский вместе с членами «братства» участвует в создании политической партии либеральных реформ. В 1903-1905 гг. он входил в состав союза «Освобождение», Союза земцев-конституционалистов, Бюро земских съездов. Осенью 1905 г. В.И. Вернадский стал членом ЦК конституционно-демократической партии.

Активная политическая деятельность отражалась и на отношении ученого к процессам, происходящим в университетском образовании. В 1901 г. В.И. Вернадский впервые выступил в печати по проблемам высшей школы. В брошюре «Об основаниях университетской реформы» он резко критиковал реакционный университетский устав 1884 г., выступая за предоставление вузам автономии и самоуправления.

В.И. Вернадский был одним из инициаторов и создателей Академического союза, боровшегося за свободу научного преподавания и права профессоров. В него входили виднейшие ученые страны: К.А. Тимирязев, И.П. Павлов, В.А. Стеклов, П.Ф. Лесгафт, Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, И.А. Каблуков, Г.В. Вульф, Н.К. Кольцов.

Период с марта по октябрь 1917 г. стал для него временем напряженной научно-организаторской деятельности в области образования общероссийского масштаба. Как член Государственного совета от Академии наук и университетов с 1906 г. В.И. Вернадский был назначен председателем Комиссии по ученым учреждениям и научным предприятиям и членом Комиссии по реформе высших учебных заведений при Министерстве народного просвещения.

9 августа 1917 г. В.И. Вернадский занял пост исполняющего обязанности товарища министра народного просвещения С.Ф. Ольденбурга во Временном правительстве.

«Вопросы правильной организации научной и учебной работы, – писал ученый в 30-е гг., – меня всегда глубоко интересовали, вследствие чего я не мог отказаться от предложения С.Ф. Ольденбурга, хотя чувствовал всю непрочность положения дел. Можно было все-таки надеяться, что что-нибудь можно будет сделать, в чем я не ошибся. В короткое время, пока мне пришлось здесь работать, был открыт Пермский университет, подготовлявшийся еще годами до революции. Поднят был и вопрос о создании новых академий наук. Поднимался вопрос о Грузинской Академии наук и об Академии наук на Украине и в Сибири» [8, с. 209].

1 сентября С.Ф. Ольденбург в связи с распадом второго коалиционного правительства подал в отставку. В.И. Вернадский же, несмотря на кризис, остался и 4 сентября официально вступил в должность товарища министра (последним министром просвещения был доктор медицины С.С. Салазкин) [2, с. 630].

В период 25 октября – 17 ноября он участвовал в работе подпольного Временного правительства. В конце ноября В.И. Вернадский из-за угрозы ареста уехал на Украину, где руководил работой по организации украинской Академии наук и был избран первым ее президентом. Странствия Владимира Ивановича с семьей по югу России, связанные с перипетиями гражданской войны, привели его в Крым, где он участвовал в создании Таврического университета в Симферополе.

В 1921 г. благодаря покровительству Н.И. Семашко В.И. Вернадский возвратился в Петроград и включился в напряженную научную и организаторскую работу. В частности, он становится директором Радиевого института. Это назначение не было случайным: еще в 1907-1917 гг. он являлся инициатором и руководителем исследований радиоактивных минералов. В 1940 г. В.И. Вернадский принимает участие в организации комиссии АН СССР по урану.

Как ученый-естествоиспытатель он был одним из основоположников современной геохимии, космохимии, гидрологии и радиологии. Он создал новую науку – биохимию, указав на важнейшую геохимическую роль живого вещества.

Труды В.И. Вернадского сыграли значительную роль в становлении современной научной картины мира. Важное значение имеют работы ученого о многообразии пространственно-временных состояний материи, структуре и свойствах времени, логике опытных и наблюдательных наук, соотношении эмпирического и теоретического в научном познании, строении науки и общих закономерностях ее развития, природе научного мировоззрения, взаимодействия естествознания и философии, социальных функциях науки и этике ее творчества.

Его учение о биосфере – одно из крупнейших научных явлений XX столетия. Центральным в этой концепции является понятие живого вещества. Совокупность живых организмов, по мнению В.И. Вернадского, представляет собой неразрывный в пространстве и во времени монолит жизни, который, согласно его представлениям, неразрывно связан с космосом и испытывает воздействие различных форм космической энергии. В сердцевине концепции лежит мысль о функциях организмов на Земле, которая удивительно переплетается с нравственной установкой: стать необходимым, дать нечто такое окружающим, что можешь дать только ты и никто другой.

Необходимость человека в биосфере обусловлена его способностью мыслить, менее важны остальные его свойства. Человек как уникальное живое вещество биосферы, наделенное сознанием, выполняет особую космическую функцию – создает ноосферу. «Эволюционный процесс получает особое геологическое значение благодаря тому, что он создал новую геологическую силу – научную мысль социального человечества... Под влиянием научной мысли и человеческого труда биосфера переходит в новое состояние – в ноосферу» [9, с. 131].

«Научная мысль сама по себе не существует, – писал В.И. Вернадский в 1926 г., – она создается живой личностью, есть ее проявление. В мире реально существуют только личности, сознающие и высказывающие научную мысль, проявляющие научное творчество – духовную энергию. Ими созданные невесомые ценности – научная мысль и научное открытие – в дальнейшем меняют ход процессов биосферы окружающей нас природы» [10, с. 29].

Форму энергии, связанную с жизнедеятельностью людей, ученый называет энергией людской культуры или культурной биохимической энергией. В.И. Вернадский часто говорил: «Мыслящий и работающий человек есть мера всему». В этой фразе сказано о двух сущностях человека – быть размышляющим, рефлексирующим и одновременно обладать способностью действовать. Рассудок, интеллект, логика формируют силовое поле личности, накапливают внутреннюю энергию личности.

Ученый многократно подчеркивал, что духовная сила общества создается творческой самостоятельной работой лиц во всех областях культурной жизни – науки, философии, религии, искусства и общественной жизни. Поэтому образование и воспитание должно быть ориентировано на подготовку прежде всего творцов культуры, на максимальное проявление индивидуальных качеств человека. Его неприятие «насилия над человеческой личностью», «исключительного морального и умственного гнета», «социалистической схоластики» усилилось в 20-40-е гг. с их «варваризацией» жизни, сопровождавшейся массовыми «чистками» населения. В 1922 г., издавая свои дореволюционные статьи в сборнике «Очерки и речи», он писал в предисловии: «Особенно теперь, – настаивал он, – надо всем помнить и громко утверждать значение отдельной человеческой личности. Нет ничего более ценного в мире и ничего требующего большего бережения и уважения, как свободная человеческая личность».

В.И. Вернадский рассматривал человека как активного сознательного творца в космической проекции. Сходство мировоззренческих ориентации сближало ученого с А.С. Макаренко. Если человек поставлен в правильные взаимоотношения с коллективом, обществом и природой, то тогда он способен противостоять судьбе, стать творцом своей жизни и человеческой культуры. В уважении к человеческой личности и вере в ее развитие проявлялся их гуманизм и оптимизм. А.С. Макаренко пробуждал и утверждал в людях индивидуальный творческий потенциал, прививал желание к добыванию знаний и преодолению трудностей через систему «перспективных линий», чья основная функция – повышение «общего модуса жизни», формирование мироощущения человека, развитие его энергии, способностей и чувств на основе коллективных действий и общей эмоциональной устремленности [11, с. 80]. В термине «педагогическая энергия» А.С. Макаренко отразил особый стиль детского коллектива, его «мажорный тон». Понятия «биохимическая энергия» В.И. Вернадского и «педагогическая энергия» А.С. Макаренко, видимо, определяют активно-творческую позицию человека в эволюционном процессе.

В жизни В.И. Вернадского была и личная встреча с педагогом. В дневнике (8 января 1938 г.) ученый писал: «Вчера кончил замечательную, интересную книжку Макаренко «Педагогическая поэма» (Л.; М.: Художественная литература, 1937. 50 тыс. экз.). В связи с этим вспомнил 1928 год. Ессентуки... В это время умер Дзержинский – я с ним говорил, как о Торквемаде. Он горячо Дзержинского защищал..., как о человеке, любящем детей. Был сбор (денег) во время обеда на колонию малолетних преступников имени Дзержинского. Я имел слабость недоплатить, и мне очень это было тяжело. Теперь эта колония описана у Макаренко» [12, с. 259].

В.И. Вернадский тем не менее с горечью писал: «Новые школы в Москве – плохие в смысле учения: нет педагогов, нет учебников. Не учится 40% учеников. Детей, не желающих учиться, не учат... В школе маленьких девочек приучают к "доносам"« [12, с. 234, 237].

Идеал биосоциального и геокосмического будущего В.И. Вернадский видел в ноосфере, которая даст лучшие условия жизни [7, с. 318]. Интуитивно в учении о ноосфере В.И. Вернадский сделал попытку соединить естественнонаучное и гуманитарное знание, определив мысль как своеобразную форму энергии. В этом контексте нужно рассматривать ноосферу как сферу материально-энергетической информации. Концепция ноосферы сегодня оказалась в центре внимания ученых самых разных специальностей. Она становится основополагающей при организации взаимодействия между человеком и природой, основой модели устойчивого развития общества. В эпоху ноосферного развития должна идти речь и о «ноосферном образовании», которое сегодня находит все больше сторонников в педагогической среде.

 

Литература:

1. Страницы автобиографии В.И. Вернадского. М., 1981.

2. Вернадский В.И.: pro et contra. СПб., 2000.

3. Аксенов Г.П. Вернадский. М., 1994.

4. Письма Н.Е. Вернадской (1886-1889) // В.И. Вернадский. М.. 1988.

5. Письма Н.Е. Вернадской (1889-1892) // В.И. Вернадский. М., 1988.

6. Владимир Иванович Вернадский: Материалы к биографии / Сост. Г.П. Аксенов // Прометей. Т. 15. М., 1991.

7. Мочалов В.И. Владимир Иванович Вернадский. М., 1982.

8. Вернадский В.И. Дневники 1917-1921. Киев, 1994.

9. Вернадский В.И. Начало и вечность жизни. М., 1989.

10. Аксенов Г.П. Личность есть драгоценнейшая, величайшая ценность (В.И. Вернадский: ноосфера, творчество, нравственность). М., 1990.

11. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М., 1991.

12. Фролов А.А. Макаренко А.С. Основы педагогической системы. Горький, 1990.

 

Панкрушина A.M., Веркашинская B.C. Просветительская и педагогическая деятельность В.И. Вернадского
// Педагогика.  – 2001. –  № 9. – С.57-62