Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал


Соломин Валерий Павлович,
ректор Российского государственного педагогического университета
им. А. И. Герцена, доктор педагогических наук, профессор, Санкт-Петербург


Сухоруков Вячеслав Дмитриевич,
заведующий кафедрой методики обучения географии и краеведению,
доктор географических наук, профессор,
Российский государственный педагогический университет
им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург

Культурно-исторические псевдоморфозы и русская цивилизация

Доклад на второй международной научно-практической конференции
«Природное и культурное наследие: междисциплинарные исследования, сохранение и развитие», РГПУ им. А.И.Герцена, 23-25 октября 2013 года, Санкт-Петербург

 

Псевдоморфозы – термин из области геологии и минералогии. Псевдоморфозой в минералогии называется такое образование, внешняя форма которого не соответствует его внутренней структуре.

Представим скальную породу, в которую включены кристаллы минерала. Со временем в породе появляются расколы и трещины: туда просачивается вода, постепенно вымывая кристаллы, так что остается его пустая форма. Позднее происходят вулканические явления, которые разламывают гору. Всюду проникает раскаленная масса, которая вскоре затвердевает и также кристаллизуется. Однако эта масса обретает не собственные формы, но заполняет имеющиеся пустоты. Так возникают кристаллы, чья внутренняя структура противоречит внешнему строению. Наблюдаются каменные породы в чужом обличье, то есть в псевдоформе – форме не соответствующей содержанию.

Такое объяснение псевдоморфозы цитируется в научной литературе уже около сотни лет. Тем временем здесь необходимо обратить внимание на то, что псевдоморфоз в приведенной интерпретации, помимо всего прочего, выступает как результат определенного геологического неблагополучия, некоего дефекта геологического слоя.

Данные явления, перенесенные в область человеческого взаимодействия, немецкий философ О. Шпенглер предложил считать историческими псевдоморфозами. Он понимал под ними случаи, когда древняя культура края довлеет над юной, не позволяя достигнуть ей своего полного самосознания и созидательной мощи. При этом новый стиль изливается в пустотные формы чуждой жизни. В результате колоссальных размеров достигает энергия столкновения противостоящих сил [5, с. 193].

Нельзя не отметить, что, используя представление о псевдоморфозе, автор этой культурологической версии остановился лишь на определенном его типе – на псевдоморфозе заполнения: материал выносится, форма кристалла остается и заполняется другим содержанием. Однако существует и другой тип превращения – псевдоморфоз химического замещения, когда под воздействием неких растворов на месте кристалла без изменения его формы вырастает другой – с частичным и даже полным использованием исходного вещества. То есть, внешний агент лишь запускает какую-то реакцию, поддерживая ее привнесенным веществом или одной только энергией.

Здесь необходимо сказать, что задолго до О. Шпенглера в своих рассуждениях о русской культуре В.В. Розанов фактически исходил уже из полного представления о псевдоморфозе. С использованием этого понятия его позицию можно свести, приблизительно, к следующему: русская культура, взаимодействуя с духом иным, всегда образует лишь псевдоморфозы. То есть она может принять чужую форму, но никогда не изменит своей сути. И напротив, культура иная, попадая в поле русского духа, никогда не создаст псевдоморфозы, то есть не выкристаллизует свою суть в русской форме, а непременно полностью раствориться в русской жизни и как часть ее подчинится той форме, которую выберет русская действительность [4].

Следует обратить внимания на специфику русского и европейского подхода к одному и тому же термину. Если у Розанова способность к псевдоморфозам является, несомненно, положительной и перспективной чертой национального характера, то у Шпенглера это характеристика неразвитости, отставания, подразумевающая культурную неспособность или, в лучшем случае, рок судьбы. Понимать Шпенглера следует, видимо, так: попытки сделать Россию Европой бесперспективны – они создают лишь «псевдоморфозу европейской культуры».

На первый взгляд обе трактовки псевдоморфоза имеют право на существование. Однако формальный перенос физико-химических процессов на цивилизационный уровень вряд ли способен адекватно отразить всю глубину взаимодействия культур. Это явление нельзя сводить только к механическому разливу нового содержания по чуждым формам. Идею псевдоморфоза следует использовать не упрощенно, но с учетом специфики того уровня, на который она возносится.

Доказательным примером здесь может служить культурное взаимодействие России с мировыми цивилизациями. Более того, история России псевдоморфна в принципе и практически на всем своем протяжении.

Однако прежде уместно привести еще один пример из естественной жизни и упомянуть о специфической породе, носящей название скарн, образующейся при внедрении гранитных массивов в известковые толщи. Это – уникальные породы. Они почти всегда рудоносны и составлены из минералов изумительной красоты. Не так ли и Россия сформировалась когда-то в зоне контакта западной цивилизации, внедрившейся в мощную нехристианскую толщу, явив собой уникальнейшее образование – Запад Востока, или Восток Запада? Здесь нет возможности выделить и усилить что-либо сугубо восточное или западное.

Как в скарне, где гранит и известняк изжиты навсегда, так Восток и Запад являются лишь «протопородами» России. Всё восточное в ней переработано и существует в исключительно специфических формах. Всё западное просто отсутствует – оно истрачено, израсходовано на это преобразование восточного. Так происходит с каждой очередной порцией западного – оно будет бесследно исчезать, тратиться на преобразования и совершенствование (в абсолютно своеобразных формах) того, что было когда-то восточным, но давно уже стало сугубо российским. Точно также всё, идущее с Востока, будет исчезать бесследно – тратиться на преобразование и совершенствование того, что могло когда-то напоминать собой западное, но давно стало сугубо российским. Эта специфическая поликристаллическая целостность и есть Россия. То есть, специфика русской цивилизации заключается в её положении на стыке мощной инертной толщи Востока и активного, разогретого массива Запада. Этот контакт не может не активизироваться время от времени, снабжая русское культурное пространство новыми порциями вещества и энергии.

Таким образом, с этих позиций Россию не надо никуда толкать, её не следует подгонять, тем более вздыбливать. Россия – мощнейшая, устойчивая и вполне самодостаточная цивилизация. Россия сама выберет для себя всё, что ей надо, в спокойном и мирном взаимодействии с другими цивилизациями. Главное, и на это должна быть направлена государственная политика во всех областях, дать России взаимодействовать с иными цивилизациями естественно, то есть исходя из внутренних интересов и потребностей.

Далеко не каждая цивилизация (об отдельных странах и говорить не приходится) может позволить себе подобную роскошь – естественное взаимодействие. Слишком велика здесь вероятность потери собственной идентичности или её деформации. Россия может позволить подобное. Она это доказала всей своей историей. Приходя в той или иной форме на русскую землю, другие культуры оставались на ней лишь постольку, поскольку усваивались Россией и начинали работать на нее. Только «те изменения в нашей общественной и государственной жизни, – писал Н.Я. Данилевский, – которые вытекают из внутренних потребностей народных, принимаются необыкновенно успешно и скоро так разрастаются, что заглушают чахлые пересадки» [2, с. 333].

Надо признать, что исторические псевдоморфозы способствовали в России удивительным культурным достижениям и породили «цветы необычайной красоты».

Убедительным свидетельством таких превращений и ярким кристаллом русской жизни является Санкт-Петербург, названный Ф.М. Достоевским самым отвлеченным и умышленным городом на всем земном шаре.

Санкт-Петербург был основан Петром I, эпоха правления которого является универсальным и хрестоматийным воплощением механизма псевдоморфозы на российской почве. Город воздвигнут там, где северное средиземное море глубже всего входит в великую восточную равнину и приближается к собственно русской земле. Сюда на край земли направлялись люди без возврата почти со всей России и многих заморских стран.

Новизна и громадность дел, совершенных Петром, отличается продолжительностью их влияния. Русская жизнь не останавливалась после ухода Императора и при каждой новой обстановке происходило обращение к его деяниям.

В эпоху петровских преобразований русское общество оказалось в напряжении вследствие активных и широких связей с сильными европейскими нациями. От них Россия должна была заимствовать плоды цивилизации и, следовательно, подвергаться их воздействию, как ученик подвергается влиянию учителей. Здесь главное средство для уменьшения опасности положения состояло в том, «чтобы не позволить народу-ученику продолжительного страдательного отношения к народам-учителям» [3, с. 464]. Если речь идет об ученике и учителях, значит объяснение ситуации посредством школьной воспитательной практики напрашивается само собою. Педагогам известно, что обучение становится полезным, когда наставник стремится развивать самостоятельную деятельность своих подопечных. В результате такого учения человек совершенствует свои способности, приобретает привычку к творчеству, укрепляется нравственно. Легко понять, что именно такое обучение требовалось русскому народу в этой начальной школе преобразований. В общении с народами-учителями необходимо было позаботиться о прочном восприятии нового, но исключить духовное принижение перед чужим, сохранить моральную независимость и сознание своего достоинства.

В России наступает время школы. Школа здесь понимается в самых широких размерах – в учении всего народа самостоятельной деятельности. Всюду русский человек настраивался на учение и приложение изученного к делу. Через школу в народ должна была поступать сила умственного развития, искусства и личной заслуги [3, с. 482-483].

Основанием просвещенной России становилась педагогическая культура страны. Она была заложена не только умом, волей и энергией самодержцев, но также энтузиазмом выдающихся просветителей, бескорыстным служением народу российского Учительства, ибо, как утверждал Д.И. Менделеев «нельзя же, заботясь о том, чтобы были у России всякие свои специалисты, забыть о том, что ей всего нужнее хорошие учителя …».

В этом смысле феноменом национальной культуры является Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, неразрывно связанный с общей судьбой Отечества и Санкт-Петербурга. В становлении и работе вуза активное участие принимали крупнейшие представители национальной и мировой науки и культуры. Факт их участия в деятельности учреждения свидетельствовал о его высоком изначальном престиже, сохраняющемся до наших дней [1].

 

Литература

[1] Бордовский Г.А. Санкт-Петербург – педагогическая столица России // География в школе, 2003, №1. С. 3-12.

[2] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.: Институт русской цивилизации, 2008. – 816 с.

[3] Соловьев С. М. Чтения и рассказы по истории России. – М.: Правда, 1989. – 768 с.

[4] Суриков В. Возле русской идеи: http://www.proza.ru/texts/2002/01/26-09.htmll

[5] Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. 2. Всемирно-исторические перспективы. М.: Мысль, – 1998. – 606 с.

 

S u m m a r y

The subject matter of the authors – the interaction of civilizations. Emphasizes the cultural and historical characteristics of Russian civilization. Highlighted the unique position of St. Petersburg in the Russian and world culture.