Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Героическое начало в жизни и научной деятельности Ю.Н. Рериха

 Соколова Богдана Юрьевна,

кандидат культурологии,

г. Харьков


Героическую личность отличает не только мужество и самоотверженность, но, главное, эволюционная миссия и та огромная сила духа, с которой эта личность выполняет ее. Такая эволюционная миссия была у Юрия Николаевича Рериха: возвращение Родине истинного представления о семье Рерихов, передача и популяризация их творческого наследия. Это было его великим героическим подвигом, на который он пошел сознательно и самоотверженно. Таким подвигом была и его работа в условиях советской действительности, в эпоху господства жесткой идеологии, работа по возрождению востоковедения в родной стране и создания в его рамках школы тибетологии.

Фундаментальная концепция героизма, представленная в философской системе Живой Этики, раскрывает основные особенности этого явления. В данной концепции героизм является важнейшим эволюционным феноменом, связанным с космической эволюцией человечества. Через самоотверженную деятельность героических личностей, которых академик РАЕН Л.В. Шапошникова называет вестниками космической эволюции, последняя осуществляет свое творчество на земле. Одно из главных методологических положений Живой Этики представляет мысль о возможности низшего эволюционировать только с помощью высшего. Из Высших миров одухотворенного Космоса, то есть миров с более уточенным состоянием материи, в земной плотный мир поступают необходимые эволюционные импульсы, которые дают толчки каждому новому этапу развития. Одним из каналов, через который человечество может получить такой импульс, и является героическое начало. Благодаря высокому духовному уровню и расширенному сознанию герои способны воспринимать такие эволюционные импульсы, несущие важнейшие знания и высокую энергетику, и передавать их человечеству, формируя духовно-культурные ступени его восхождения. Героизм – понятие синтетическое, поэтому в концепции Живой Этики осмысливаются различные героические качества, тесно связанные между собой. Это преданность Высшему Началу, самоотверженность и самопожертвование, мужество, равновесие, мудрость, вмещение противоположностей, постоянство, свобода сознания, соизмеримость, наблюдательность и зоркость, стремительность и другие героические качества. Все они заложены в духовном сердце, а их развитие приводит к накоплению огненной, или психической, энергии человека, ответственной за его совершенствование.


Все перечисленные героические качества были неотъемлемой частью многогранного внутреннего мира Юрия Николаевича Рериха, о чем свидетельствуют воспоминания людей, которым посчастливилось с ним общаться. Эти люди отмечали совершенно особое ощущение, возникавшее в его присутствии, необыкновенную силу, исходившую от него. Его мать, Елена Ивановна Рерих, писала: «Удивительно, как люди тянутся к нему и доверяют ему» [6, с. 348]. Ю.Н. Рериха отличало то достоинство духа, которое обычно присуще мудрецам и подвижникам. Необыкновенны были его выдержка, терпение, равновесие, причем его спокойствие распространялось на окружающих людей. При этом равновесие гармонично сочеталось с огненностью всей его натуры, подвижностью, стремительностью; даже речь его была насыщена огнем. «…Производила впечатление необыкновенная подвижность Юрия Николаевича, его мгновенная реакция на окружающее – и это при полнейшем отсутствии каких-либо признаков суетливости», – вспоминал выдающийся исследователь жизни и творческого наследия семьи Рерихов П.Ф. Беликов [1, с. 484]. Ю.Н. Рерих также обладал повышенной наблюдательностью, внимательно и зорко всматриваясь во все, что происходило вокруг; даже малые детали не ускользали от его пытливого взгляда, или, как говорили «орлиного глаза». Но сколько же за этим и другими качествами стояло больших накоплений духа и огромной внутренней работы! «Юрий Николаевич, – писал его брат, Святослав Николаевич Рерих, – это образ истинного, вдохновенного ученого-мыслителя, человека высочайшей духовной гармонии. Он прекрасно понимал, что высшее достижение человека лежит в самоусовершенствовании личности, что только постоянно работая над самим собой и развивая в себе качества, присущие человеку, стремящемуся к более совершенной жизни, он мог всесторонне обогатить свою специальность и поднять ее над уровнем повседневности» [7, с. 8].

По своему внутреннему призванию Юрий Николаевич был военным и профессионально интересовался стратегией и тактикой воинского дела, которому было посвящено немало книг в его библиотеке. Этот интерес, очевидно, был выражением его пламенной натуры воина и свидетельствовал об отважном характере. «Часто меня упрекают в излишнем милитаризме и редко понимают, что эта воинственность духа, которая часто меня захлебывает, есть не что иное, как внешнее выражение боевой готовности смело смотреть в глаза событиям», – писал молодой Юрий в письме к матери [8, с. 67-68]. В Париже Ю.Н. Рерих окончил специальную Офицерскую школу. Военные трактаты он усиленно изучал в Центрально-Азиатской экспедиции (1924-1928), во время которой ярко проявилось одно из его главных героических качеств – мужество. В двадцать два года он возглавил охрану экспедиционного каравана и отвечал за его безопасность.


На маршруте, проходившем через бурные районы, постоянно грозившие разбойными нападениями, мужество требовалось на каждом шагу. Так, например, в Монголии караван оказался недалеко от города жестокого разбойника Джа ламы, потребовалась разведка крепости. «… Я приказал половине нашей охраны, – вспоминал Юрий Николаевич, – сопровождать нас с Портнягиным к крепости. Люди, обычно весьма дисциплинированные, ответили дружным отказом. Они сообщили нам, что были готовы бороться против китайцев, тибетцев или монголов, но никогда не будут входить в крепость Джа ламы или драться с его людьми. Все наши убеждения были тщетны, и мы должны были идти одни» [9, с. 202]. Страшный город оказался пуст, хотя по слухам, разбойники часто посещали это место. В тяжелейший экспедиционный период во время задержания каравана тибетскими властями на высокогорном плато Чантанг Юрий Николаевич, как и его родители, самоотверженно продолжал трудиться в невыносимых условиях холода и голода. Не потерявший мужества и движимый жаждой открытий, он собрал уникальный материал о кочевниках Хор-па, выявил рукописное собрание текстов древней добуддийской религии Тибета бон; важнейшим открытием этого периода экспедиции было обнаружение «звериного стиля» в орнаментах и убранстве оружия кочевников северного Тибетского нагорья. О мужестве, а также глубоком патриотизме Ю.Н. Рериха свидетельствует и факт его обращения в 1941 году к советскому послу в Великобритании И.М. Майскому с заявлением о зачислении его добровольцем в ряды Красной Армии.


Новая страница его мужества открылась, когда он приехал в Советский Союз, где духовная и культурная атмосфера была в корне отличной от той, которая окружала его в Индии, где он мог спокойно работать. По сути, он пожертвовал собой ради духовного возрождения Родины, зная, с какими невероятными трудностями ему придется столкнуться. Упреки в идейной невыдержанности, прорабатывание на партсобраниях, препятствия реализации творческих замыслов, жесткий идеологический контроль – вот далеко не полный перечень того, с чем довелось столкнуться выдающемуся ученому. Тяжелые условия работы в родной стране помогало преодолевать очень важное героическое качество – внутренняя свобода, или свобода духа от оков плотной материи и свобода сознания от догм и идеологических предрассудков. «Свобода сознания рождает героев», – отмечается в Живой Этике [3, с. 43, п. 42]. И эта свобода делала свободными и других людей, окружающих его, зажигала и раскрепощала их: при общении с Юрием Николаевичем исчезала скованность, застенчивость и волнение.

Одной из эволюционных задач, которые Ю.Н. Рерих выполнял на родине, было несение знаний. Как отмечает Л.В. Шапошникова, знание представляет собой важнейшую опору космической эволюции человечества, энергетический импульс в пространстве этой эволюции [13, с. 74]. Знание совершенствует человека, являясь фундаментом эволюционного процесса – расширения сознания. С накоплением и осмыслением знания связан духовный рост и развитие культуры. Поэтому Ю.Н. Рерих так широко нес знания людям. Он читал лекции о своем отце, Николае Константиновиче, о его искусстве, литературных трудах, мировоззрении, о Центрально-Азиатской экспедиции. Были также выступления, освещавшие различные вопросы восточной философии, религии и литературы. Эти лекции, прочитанные человеком, имеющим большой внутренний запас огненной энергии, вдохновляли других людей, устремляли их к поиску истины, духовному развитию, самосовершенствованию.

Зная об эволюционной сути героизма, Юрий Рерих наиболее ценил в людях стремление к подвигу. Он считал, что надо приветствовать героизм, поднимать и поддерживать энтузиазм, направленный на Общее Благо. Вся жизнь самого Юрия Николаевича была самоотверженным служением Общему Благу, и для него был радостным действенный подвиг такого служения. «Каждый день несет все новые и новые устремления, созидается заповеданный путь, – писал двадцатидвухлетний Юрий в письме к В.А. Шибаеву, секретарю своего отца. – И что радостно, что не в молитвенном преклонении совершается подвиг Служения, а в неустанном труде, завершающем решение духовно приявшего весть о будущем веке. И радостно встречаться на этом пути, радостно делиться новыми достижениями и вместе нести чашу общего труда. Слагается и звенит песня о нарастающей необходимости подвига, и счастлив тот, кто уловил ее значение» [8, с. 39]. Такую внутреннюю готовность к подвигу и самоотверженность воплощают картины, посвященные Юрию Николаевичу его отцом и братом. Речь идет о полотне Н.К. Рериха «Звезда героя» (1936), а также о картине С.Н. Рериха «Пиета» (1960), написанной в год смерти брата. С.Н. Рерих осмысливал этот мотив как общечеловеческую тему, посвященную герою, пожертвовавшему жизнью ради людей.


    zvezdageroya NKR                 Pieta SNR


Н.К. Рерих. Звезда героя.  1936 г.                                  С.Н. Рерих. Пиета. 1960 г.

 

Одно из фундаментальных героических качеств – мудрость, – была органичной частью героической натуры Ю.Н. Рериха. Мудрость представляет собой результат расширенного сознания и утонченного сердца, которое способно на более глубокое познавание мира, нежели разум. Сердце человека является посредником с Высшими Мирами [11, с. 291, п. 535], поэтому мудрость связана с информацией из этих миров. Размышляя о сердце и его эволюционной роли, Л.В. Шапошникова пишет: «В сердце заключены ум и мышление более высокого качества, нежели в интеллекте. Этот ум называется мудростью, которая постигает окружающую действительность более качественно и глубоко, чем сам интеллект» [12, с. 44]. Мудрость Юрия Николаевича проявлялась во многом: в его способности четко мыслить, допускать все новое, вмещать знания; в непреклонной целеустремленности и широте взглядов; в умении проходить через тяготы испытаний, не утрачивая нерушимого спокойствия духа; в мастерстве тонко чувствовать и правильно оценивать людей, понимать их внутреннюю суть, говорить по сознанию собеседника или слушателей и в соответствии с их духовным и культурным уровнем доносить необходимые знания. Елена Ивановна Рерих в своих письмах неоднократно подчеркивала мудрость сына, отмечая, что Юрий Николаевич пользовался большим авторитетом среди европейских и азиатских ученых, многие из которых приезжали консультироваться и учиться у него. «Юрий на своем поприще Востоковедения приобрел заслуженное им мировое признание как большой ученый. Труды его высоко оценены лучшими представителями Востоковедения. И здесь он заслужил большое уважение не только своему знанию, но и мудрости», – писала Е.И. Рерих в 1951 году [6, с. 123].

Юрий Николаевич не просто имел обширные познания в различных областях науки. Многогранный кристалл его знаний сиял удивительным синтезом, позволяющим глубоко и всесторонне судить о многих вещах и явлениях. С одной стороны он вмещал древнюю мудрость Востока, с другой – научный категориальный аппарат и методологию Запада. Именно этот синтез и космическое мировоззрение, носителем которого он был, дали ему возможность возглавлять Институт Гималайских исследований «Урусвати», созданный Рерихами в долине Кулу, в Западных Гималаях. Ю.Н. Рерих был бессменным директором, ведущим ученым и участником большинства экспедиций Института. В основе деятельности «Урусвати» лежало энергетическое мировоззрение, а методология наряду с современными эмпирическими способами познания включала метанаучные. В этом уникальном научном учреждении изучались иные состояния материи, тонкие энергии, космические лучи, постигалась тонкая природа человека – психическая энергия. «Идея, что причина многих земных явлений лежит в Космосе и мирах более высокого состояния материи, – пишет Л.В. Шапошникова, – пронизывала научные концепции Института. Они открывали перед сотрудниками беспредельность научных исследований, выводили науку из кризиса и делали беспочвенными мысли о конце науки. Новая наука, соответствующая космическому мышлению, должна иметь связь с Высшим, чтобы выйти в беспредельность познания Мироздания во всей его сложности» [15, с. 106].

Героический дух Ю.Н. Рериха ярко сказывался в его научном интересе к быту и культуре кочевых племен, в его любви к эпическим сказаниям. «Меня очень заинтересовали татары и монголы, особенно их былины и песни кочевий», – писал восемнадцатилетний Юрий родителям и брату [8, с. 32]. Этот интерес он пронесет через всю жизнь. Впоследствии он даже заложит основы новой науки, изучающей кочевые племена – номадистики.

Geser NKR
Одно из своих научных исследований Ю.Н. Рерих посвятил изучению героического эпоса о Гесэре. Этот легендарный воин, его любимый герой, был очень близок внутреннему миру и складу характера Юрия Николаевича, ведь не случайно Н.К. Рерих подарил на день его рождения картину «Гесэр-хан» (1941). Гесэриада – грандиозная поэма, посвященная подвигам могучего царя-воина, названа западными учеными Илиадой Центральной Азии [2, с. 187]. В течение многих столетий образ героя вдохновлял различные племена и народности на огромной территории. Героические сказания о Гесэре распространены среди кочевых племен Западного Тибета (район Кайласа, Рупшу, Лахул-Гаржа, Спити, Занскар, Ладак) и особенно популярны в Северо-Восточном и Восточном Тибете, они существуют в районе Наньшаня и Кукунора, известны кочевникам Чантанга, или великого Тибетского северного нагорья, а также Сиккима, Бутана, Монголии и других местностей (см.: [10, с. 56-58]). У племен голоков, обитающих в районе Восточного Куньлуня, популярность эпоса о Гесэре очень высока. «Считается, – пишет Ю.Н. Рерих, – что Кэсар [1] оставил свой волшебный меч в стране голоков, и многие горные вершины и местности в стране голоков связаны с именем Кэсара…» [10, с. 57].

Работа Ю.Н. Рериха «Сказание о царе Кэсаре Лингском» содержит уникальный научный материал, поскольку ее автор до сих пор остается единственным ученым, знавшим достаточно языков и наречий и имевшим возможность собрать и сравнить многочисленные сведения о различных версиях Гесэриады и традициях связанных с образом Гесэра. В работе он приводит содержания тибетской, восточнотибетской (или камской [2]), западнотибетской, амдоской [3], монгольской версий эпоса; дает обширную историографическую справку; описывает рапсодическую традицию эпоса; уделяет внимание обычаям, связанным с Гесэром, среди племен шара-уйгуров, обитающих к югу от Ганьчжоу; рассматривает образ Гесэра в тибетском искусстве. Юрий Николаевич высказывает интересное предположение о том, что имя героя Кэсар ведет свое происхождение от римского титула «цезарь», который был заимствован тибетскими и тангутскими племенами Северо-Восточного Тибета от кушанских царей через центральнотюркские племена (см.: [10, с. 83]).

Как отмечает Ю.Н. Рерих, в изначальном виде эпос о Гесэре представлял собой поэтическую летопись о войнах между тибетскими и тюркскими племенами. В нем отразился быт и культура кочевников Северо-Восточного Тибета, сохранился уклад их оторванной от внешнего мира жизни. Эпос содержит свидетельства о древнем культе природы, поэтому почитание солнца, луны, звезд и времен года слились в нем со сказаниями о великом царе-герое, который некогда правил на тибетском северо-востоке. На северо-восток Тибета, как место происхождения эпоса, указывают его язык и названия местностей, упомянутых в тексте. Гесэриада содержит многочисленные параллели с историей царя Сонгценгампо (569-650), указывающие на то, что эпос оформился после периода тибетской империи, т.е. после первой половины IX века (см.: [10, с. 59-60]). Однако, вероятно, что его основное ядро старше.

Исходя из концепции героизма Живой Этики, одной из важнейших особенностей героя является его связь с Высшим началом мироздания. Такой связью, осознанной или неосознанной, обладает каждый великий герой. В героических эпосах, зачастую, такая связь предстает в форме либо полубожественного происхождения героя, либо божественного покровительства ему. Во всех версиях Гесэриады, содержания которых приводит Ю.Н. Рерих, мы находим свидетельства такой связи с Высшим героя Кэсара. В самой удивительной в этом плане – тибетской – версии Кэсар является посланником Гуру Ринпоче, или Падмасамбхавы [4], который решает послать его на землю в страну Линг для борьбы со злом. Для этой цели Падмасамбхава отправляется в царство нагов и выбирает девушку-нагиню по имени Дзеден, чтобы она стала матерью царя Кэсара. Дзеден появляется в Линге, где и рождается герой. Здесь необходимо отметить, что наги, или люди-змеи проходят через мифологическое творчество разных народов мира. Культ нагов, как отмечает Л.В. Шапошникова, «был сложен и многослоен, в нем отпечатались следы многих тысячелетий. И сквозь них вырисовывался наг как символ мудрости, Учитель или культурный герой» [14, с. 170]. Мифы наделяли нагов божественной мудростью, всемогуществом, способностью проникать в тайны природы. Таким образом, по тибетской версии, Кэсар происходит из таинственного рода нагов – мудрецов-учителей.

Согласно западнотибетской, амдоской и монгольской версиям, Кэсар был сыном Шатакрату-Индры – правителя небес. Здесь надо сказать, что Юрий Николаевич предполагал существование добуддийской основы исходной формы Гесэриады; даже в современном тексте эпоса он находил частые отголоски древней тибетской религии бон. Эпос повествует о трех сферах мира: небесах, которыми правит Шатакрату-Индра, мире людей и подземном мире, или мире нагов. Когда буддийские элементы проникли в эпос, Индра был заменен на Падмасамбхаву, а Кэсар превратился в защитника буддийской веры и строителя буддийских монастырей. (См.: [10, с. 61-62]).

В амдоской версии младший сын богов Лхацина и Анэгонмен-гельмо Дзамланг-санг должен по высшей воле покинуть божественное царство и стать царем на земле под именем Кэсара. Здесь мы видим свидетельство о нисхождении высокого духа в плотную земную материю для выполнения определенной миссии. О таком нисхождении, или инволюции, пишет Л.В. Шапошникова, отмечая ее сложный, иногда противоречивый характер: «Высокий дух, помогающий земному человечеству в эволюционном развитии, входит в инволюцию, преодолевая нелегкие последствия соприкосновения с материей низшего типа. Каждый из этих вестников космической эволюции, творящей на Земле, справляется с нелегкими инволюционными соприкосновениями индивидуально» [13, с. 10]. Последствия соприкосновения с земной материей Л.В. Шапошникова называет оземлением. Такое оземление мы обнаруживаем в Гэсериаде. Так, в амдоской версии Кэсара, уничтожившего царя демонов, околдовывает жена этого демона – Мезабумкьи, дав ему выпить волшебный напиток. Кэсар забывает прошлое, свою страну, свой долг защищать ее и остается жить во дворце царя демонов. Тем временем враги, зная об его отсутствии, нападают на Линг, убивают брата Кэсара и увозят его жену. Лишь мудрый конь героя напоминает ему об обязанности перед своей страной. Здесь оземление показано очень ярко: Кэсар забывает свою миссию, ради которой он был послан на землю. «…Воплощенные личности с высоким духовным развитием, – пишет Л.В. Шапошникова, – с расширенным сознанием не всегда могли избежать власти плотной земной материи и ее иллюзий. Процесс так называемого “оземления” заставлял их терять космические ориентиры и даже забывать те поручения, с которыми они приходили на Землю» [13, с. 78].

Однако герой никогда не будет оставлен Высшей помощью. Согласно амдоской версии эпоса, на земле Кэсару покровительствует божественная Гонменлхамо. В восточнотибетской версии Кэсар в изгнании имеет видение, в котором ему является Гуру Падмасамбхава и наставляет его. Западнотибетская версия повествует о заботе небесной богини Курманмо.

Одним из важнейших моментов в исследовании Ю.Н. Рерихом Гесэриады, на наш взгляд, является обнаружение им развития и дополнения эпоса в современную эпоху. Юрий Николаевич выяснил, что в Северо-Восточном Тибете эпическая поэма о Гесэре постоянно пополняется новыми главами. «Так, – пишет он в работе "Сказание о царе Кэсаре Лингском", – в Хуари, в Нижнем Амдо, один монах недавно сочинил новую песню для главы “Война с хорами”, описывающую военные приготовления войск под командованием Чаджанга Данма Джангкхра в Линге, и песню о завоевании Джанга. В Амдо ньингмапинский лама Тагшампа сочинил песню об Астаг-лхамо, супруге царя-демона (bDud-rgyal-gyi btsun-mo), ставшей впоследствии одной из 18 жен царя Кэсара. Песня пользуется огромной популярностью (устное сообщение Геше Гедун Чойпела)» [10, с. 59]. В другой работе «Тибет – страна снегов» ученый также указывает, что в Тибете и Монголии эпос о Гесэре постоянно обогащается новыми песнями и эпизодами. «… Во время моего пребывания в Тибете среди кочевников Хора, – подчеркивает Юрий Николаевич, – мне удалось собрать дополнительные данные, которые ясно подтверждают то важное обстоятельство, что новая глава в обширном эпосе о Гэсэре еще только пишется» [10, с. 268]. Так в массах диких кочевников продолжает свою жизнь бессмертная героическая сага о доблести, отваге и подвигах их далеких предков.

Geser Saharovskaya
Народы Азии верят, что великий воин Гесэр снова когда-нибудь появится на земле, чтобы возглавить кочевые племена против зла и установить в мире царство справедливости. «В знак его возвращения, – писал академик А.П. Окладников, – выбивают безвестные мастера на скалах и камнях доспехи его воинства. “Меч Гэсэра”, “Знаки Гэсэра” – в этих картинах Рерих с достоверностью археолога воспроизвел древние изображения» [5, с. 432]. Как отмечает Ю.Н. Рерих, в палатке кочевника можно найти единственную часто встречающуюся и бережно хранящуюся книгу – эпос о великом герое Гесэре. «Для кочевников Восточного и Северного Тибета легенда о Гэсэре не просто эпос – это их религия, их воплощенная надежда на лучшее будущее, которое представляется им по образцу их славного прошлого» [10, с. 268]. Мессианский характер Гэсериады имеет важнейшее двигательное значение, воодушевляя народы Азии и напитывая их высокой энергетикой, которую создает устремление в будущее. Именно это устремление, наряду с любовью к герою и его почитанием, является важнейшим эволюционным фактором. «Я помню, – пишет Юрий Николаевич, – эти сгорбленные фигуры людей, на лицах которых играют отблески огня, до поздней ночи говорящих о героических подвигах царя Гэсэра и семи его друзей-воинов. Обычно невыразительные лица кочевников неожиданно озаряются внутренним пламенем, которое лучше слов передает, что древний воинственный дух все еще дремлет в глубине сердца кочевника. Кто знает, что случится, если древний воинский клич Гэсэра вдруг прозвучит над просторами Тибетского нагорья?» [10, с. 262]. Представления о бессмертном герое существуют с древнейших времен у разных народов. Эта вера в то, что герой не может умереть, а лишь временно удалиться на покой, пребывая в состоянии сна или ожидания, является характерной чертой народной памяти. Сама надежда на возвращение героя свидетельствует о том, что феномен героизма – это живое явление, способное оказывать непосредственное и очень мощное влияние на культуру и социальные процессы.

В Живой Этике сказано: «Царственность духа заключается в огненном сознании именно как дисциплина духа, как утвержденный синтез и как явление широты понимания. <…> Не только достижения явного героизма нужно отмечать, но великий путь царственности духа среди каждодневной жизни. Невозможно ошибиться в потенциале царственного носителя огня» [4, с. 40, п. 41]. Эти слова в полной мере относятся к Юрию Николаевичу Рериху, великому ученому и огненному воину духа.

___________________________________

[1] Тибетское звучание монгольской версии Гесэр.

[2] Кам – Восточный Тибет.

[3] Амдо – Северо-Восточный Тибет.

[4] Падмасамбхава (рожденный в лотосе) – великий подвижник и духовный учитель, распространявший буддизм в Тибете, где стал почитаться наравне с Буддой Гаутамой.

 

Литература

1. “Величайший победитель в битве” [интервью с П.Ф. Беликовым] // Непрерывное восхождение: сб.: в 2 т. Т. 1. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2001. – С. 482–497.

2. Беликов П.Ф., Князева В.П. Рерих. – М.: Молодая гвардия, 1972. – 256 с. – (Серия: Жизнь замечательных людей).

3. Мир Огненный. Ч. II. Учение Живой Этики. – М.: МЦР, 1995. – 297 с.

4. Мир Огненный. Ч. III. Учение Живой Этики. – М.: МЦР, 1996. – 373 с.

5. Окладников А.П., Беликов П.Ф., Маточкин Е.П. Рерих – исследователь Азии // Непрерывное восхождение: сб.: в 2 т. Т. 1. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2001. – С. 424–439.

6. Рерих Е.И. Письма: в 9 т. Т. 7 (1940-1947). – М.: МЦР, 2007. – 472 с.

7. Рерих С.Н. Слово о брате // Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2002. – С. 7-8.

8. Рерих Ю.Н. Письма: в 2 т. Т. 1 (1919-1935). – М.: МЦР, 2002. – 352 с.

9. Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. – Самара: Агни, 1994. – 480 с.

10. Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия: Статьи, лекции, переводы. – Самара: Издат. дом “Агни”, 1999. – 368 с.

11. Сердце. Учение Живой Этики. – М.: МЦР, 1995. – 354 с.

12. Шапошникова Л.В. Актуальность Пакта Рериха в современном мире // Культура и время. – 2005. – № 4. – С. 41–51.

13. Шапошникова Л.В. Земное творчество космической эволюции. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2011. – 956 с.

14. Шапошникова Л.В. Мудрость веков. – М.: МЦР, 1996. – 480 с.

15. Шапошникова Л.В. “Свет Утренней звезды” // Объединенный Научный Центр проблем космического мышления. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2005. – С. 79-115.