Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Свет во тьме сияет

(270 лет со дня рождения Г.Р. Державина)

Попова Тамара Ивановна,

преподаватель истории, председатель

региональной общественной организации

«Культурная инициатива» г. Тамбов

Свет во тьме светит, и тьма не объяла его

(Евангелие от Иоанна, 1, 5)

 

«По крайней мере путь я к свету проложу,
………………………………………………
Теперь довольным я к покою отхожу;
Исполнил я мой долг: дорога к свету есть».

Г.Р. Державин. Пролог

 


Не умел я притворяться,

На святого походить,
Важным саном надуваться
И философа брать вид;
Я любил чистосердечье,
Думал нравиться лишь им,
Ум и сердце человечье
Были гением моим.
Г.Р. Державин «Признание»

 

Однажды, в музее-заповеднике «Тарханы», в сельской церкви во имя Архангела Михаила, мне довелось увидеть необычные свечи с надписью «Свет во тьме сияет». Необычность свечей заключалась в том, что пламя их разгоралось постепенно. Радужная аура пламени медленно возрастала, переливаясь тонкими оттенками, и, создавая необыкновенно красивое зрелище, освещала вокруг себя большое пространство. Особенно ярко это свечение можно наблюдать в полутемном храме. Женщина, продававшая свечи, пояснила мне, что катают их в Софрино с особой молитвой.

Горящая свеча символизирует жизнь человека. Пламя жизни может коптить и едва освещать пространство вокруг самого человека, а может гореть ярко, освещая путь другим людям. О таком человеке говорят: «он был яркой личностью» или «он был культурным героем». Культура России богата именами таких героев.

М.Ю.Лермонтов, А.С.Пушкин, Г.Р.Державин, другие выдающиеся личности, проявившие себя в разных областях творческой деятельности, составляют цепочку, по которой можно опуститься вглубь веков и подняться до современности. Будучи носителями высокого света духовности, эти личности своими мыслями, идеями создавали энергетическое поле для творческой деятельности многих и, тем самым, закладывали программу развития на будущее. Современники иногда не понимали их до конца, потому что они намного опережали свое время. Пламя их творчества, подобно сиянию свечи «Свет во тьме сияет», разгорается все ярче и начинает сиять во всем великолепии сквозь годы и века.

Образ свечи ассоциируется с жизнью русского поэта Г.Р.Державина, 270 лет со дня рождения которого мы отмечаем в 2013 году. Он был яркой личностью XVIII века и культурным героем одновременно, обладал сознанием, в котором гармонично сочетались логика мышления, сердце поэта, глубокая нравственность. Если Екатерина Великая создавала новые формы России, то Державин стремился наполнить их духовным содержанием.

Он был Вестником эволюции, движущей силой которой является культура – дух творческой деятельности. Обширна и многогранна была его культурная деятельность. Она является ярким примером борьбы, закалки и победы духа, примером того, как при любых обстоятельствах дух человека не уступает тьме, не предает свои идеалы и продолжает служить России.

Вот как о нем напишет его биограф Я.Грот:

«Военный, государственный деятель, поэт, представитель культуры России второй половины XVIII – начала XIX вв., через всю жизнь пронес он стремление к знаниям, к истине, проявлял горячее желание общего блага, честно исполнял долг перед Богом и людьми, служил России и любил свой народ. Эта любовь рождалась из понимания и знания России «от крестьянской хаты и солдатской казармы до царских чертогов…». Немногие так хорошо понимали ее исторические судьбы и призвание. Немногие государственные люди так глубоко размышляли о характере российской государственности, о морали и политике, о властителях и судьях. И совсем мало кто осмеливался делать это вслух, открыто, да еще с такими собеседниками, как Екатерина Великая, Павел I, Александр I» [1].

 В.Ходасевич добавит: «Голосом увещевательной лиры он старался обеспечить то, что не обеспечивала конституция» [2].

Как шел поиск истины и разгоралось пламя духовного служения родине, можно пронаблюдать, познакомившись с основными событиями его биографии. Гавриил Романович Державин родился 3 (14) июля 1743 г., в селе Сокуры Лаишевского уезда Казанской губернии (ныне село Державино Лаишевского района Татарстана). Родители назвали сына в честь Архангела Гавриила, праздник которого справляли 13 июля. Скончался Г.Р.Державин 8 (20) июля 1816 г. в имении Званка Новгородской губернии.

По семейному преданию, род Державиных происходил от одного из татарских мурз. Его далекий предок Багрим мурза переехал из Большой Орды в XV веке в Москву, был крещён и стал вассалом российского Великого князя Василия II.

От него пошли три рода: Нарбековы, Акинфовы, Кеглевы. Одного из потомков рода Нарбековых прозвали Держава. От него-то и пошли Державины. Сначала род владел обширными землями недалеко от Казани, но постепенно земли дробились, и Державины беднели. Его отцу, Роману Николаевичу, остались несколько деревень и считанные десятки крепостных душ. Он служил в армии, в различных гарнизонных полках. На службе Романа Николаевича любили, но больших чинов ему добиться не удалось. Державин рано лишился отца и познал все тяготы жизни.

Великим учителем для Державина была сама жизнь. Она учила его постигать суть вещей умом, видеть сердцем, закаляла волю, утверждала веру, дарила радость победы.

Еще в раннем детстве жизнь подарила ему чудо. На втором году жизни (в 1744 г.) было удивительное явление кометы. Она отличалась длинным хвостом с шестью загнутыми лучами. Маленький Державин, показывая на неё пальчиком, произнес свое первое слово: «Бог». Родился он хилым и слабеньким. Родители не без основания опасались за его жизнь и решили прибегнуть к крайнему народному средству. Метод лечения заключался в следующем: младенца обмазывали тестом и сажали на лопату в нежаркую русскую печь. Так повторяли несколько раз, пока народная медицина не сделала свое дело – ребенок выжил и стал нормально расти. Об этом событии Гавриил Романович в примечаниях к автобиографическим «Запискам» напишет: «Два сии происшествия совершенно, были правда: и может быть, Провидением предсказано через них было первым (то есть, запекали его в хлебе) – трудный путь его жизни, что перешел, так сказать, через огонь и воду; вторым – что напишет оду «Бог», которая от всех похваляется» [3].

Действительно, Державину пришлось пробиваться в жизни без всякой поддержки, надеясь только на себя. Мать не могла дать ему хорошего образования, так как семья была бедна. Но упорство и труд были его постоянными спутниками, ему приходилось заниматься самообразованием. Уже в юности проявляются его разнообразные интересы и таланты. Гавриил Романович хорошо рисовал, научился играть на скрипке, любил музыку, театр, но предпочтение отдавал истории и поэзии, потому что в них видел победу над временем. Его также интересовали разные науки: геодезия, астрономия, археология. В годы обучения в Казанской гимназии (1759-1762) он принимает участие в раскопках древнего города Золотой Орды Булгары. Делает описание находок, план города и его строений: ханского дворца, бани, каланчи, подземных ходов и надгробий. Ему поручают делать копии карт Казанской губернии и план города Чебоксары. Знание топографии очень пригодится ему в дальнейшем. В 1762 г. подошёл срок военной службы, на которой он пробыл 15 лет. Из них 10 лет он был рядовым, капралом и сержантом. И только в 1772 г. получил офицерский чин прапорщика. В своих «Записках» Державин отметит, что отсутствие средств было для него великим препятствием носить звание гвардейского офицера. Блеск богатства и знатность предпочитались больше личных достоинств и ревности к службе. В течение этих 15 лет были периоды отчаяния и побед, прежде всего над самим собой. Жизнь бросала его в самую гущу событий, закаляя как личность.

Значимым событием для Г.Р.Державина было восстание под руководством Емельяна Пугачева. Дворянство было напугано этим восстанием и предпринимало все меры для борьбы с «самозванцем». В Казани была создана специальная комиссия, которая вела следственные дела о сообщниках Пугачева. В числе нескольких отобранных офицеров оказался и Г.Р.Державин. Его взяли потому, что он хорошо знал местность, так как был родом с Поволжья. В этот период Г.Р.Державин искренне был убежден, что повстанцы угрожают самодержавию и государству, его личным интересам как представителя дворянства. Вместе с тем, наблюдая события изнутри, он понимает, что причина восстания не в самозванце Пугачеве, а гораздо глубже. Державину приходилось допрашивать пленных, читать воззвания Пугачева, в его обязанности входило ведение дневниковой записки «Поисков над самозванцем Пугачевым», для себя он вел журнал виденных им событий. Материал этого журнала вошел в автобиографические записки. Они свидетельствует о том, что главной причиной восстания он считал страшный произвол и беззакония. В официальном письме к Казанскому губернатору Брандту от 04.07.1771г. он напишет: «надо остановить грабительство, или, чтоб сказать яснее, беспрестанное взяточничество, которое почти совершенно истощает людей. Сколько я мог приметить, это лихоимство производит наиболее ропота в жителях, потому что всякий, кто имеет с ними малейшее дело, грабит их. Это делает легковерную и неразумную чернь недовольной и, если смею говорить откровенно, это всего более поддерживает язву, которая теперь свирепствует в нашем отечестве» [4].

Из всех событий, которые ему пришлось пережить, Державин выносит ценный жизненный опыт. Он приходит к мысли, что соблюдение законов станет условием улучшения положения народа и процветания государства. Законы должны выполняться сверху донизу. Законность станет принципом его жизни. Военная карьера Державина не состоялась, он не смог поймать Пугачева, но навлек на себя неудовольствие главнокомандующего войсками графа П.И.Панина, который, без всяких оснований на то, объявил его виновным в сдаче Саратова повстанцам. Державин возвращается в Преображенский полк. Но и там его преследуют служебные неудачи, которые приводят к тому, что он был уволен с военной службы и переведен на гражданскую в звании коллежского советника.

Для Державина начинается новый жизненный этап гражданского служения, который продолжится 26 лет. На этом этапе тоже были взлеты и падения. Он счастливо женился на Екатерине Яковлевне Бастидон, его окружали друзья – поэты и драматурги: Н.А.Львов, И.И.Хемницер, В.В.Капнист, Н.М. Муравьев. Постоянное общение с образованными, хорошо знавшими античную и европейскую поэзию членами своеобразного литературного кружка, сложившегося вокруг Державина, помогло ему выйти на самостоятельную дорогу в поэзии.

Поэтическое творчество Державина довольно полно изучено. Со школьной скамьи он известен нам как один из основоположников русской словесности, благословивший А.С.Пушкина, но как с правоведом и государственным деятелем нам еще предстоит с ним познакомиться. Г.Р.Державину приходилось занимать такие высокие государственные посты, как президент коммерц-коллегии, государственный казначей, государственный советник, министр юстиции. Он был свидетелем многих исторических событий: реформ Екатерины II, государственных переворотов, войны 1812 года. Весь этот период он служил России, считал крепкое государство признаком цивилизации. Высшим религиозно-нравственным авторитетом для него был закон. Перед ним он преклонялся. Монархи олицетворяли этот закон. В Екатерине II он видел законодательницу и просветительницу. Вместе с тем, для него главным была правда жизни, а в ней он наблюдал неуважение к законам, то, как государственная власть переходила в произвол, как дворяне пытались разделить власть с монархом и угнетали другие сословия. Острое чувство справедливости приводит его к мысли о необходимости строгого исполнения законов всеми, о равенстве всех перед законом. Выступал за гласность в ведении государственных дел. По его инициативе был принят Указ «Об открытых выборах чиновников для государственной службы с нижнего до высшего мест». Стремился создать условия для попадания на государственную службу достойных людей без взяток и рекомендаций. Его, как и нас сегодня, волновали проблемы казнокрадства, взяточничества, бюрократического формализма, необходимость улучшения системы правосудия. Им были разработаны правила Третейского суда. Из-под его пера выходили проекты законов, которые не могли реализоваться в тех исторических условиях, потому что содержали в себе идею общего блага и справедливости. В далеком XVIII веке он не только мечтает о правовом государстве, но и всей своей жизнью доказывает, что это тот путь, по которому должна пойти Россия, чтобы достигнуть расцвета. История подтвердила его правоту. Сегодня мы строим правовое государство и стремимся к гражданскому обществу. Вся жизнь Державина была примером служения Родине, исполнения гражданского долга. Он смог построить мост из прошлого в будущее, потому что хорошо знал и понимал настоящее, в котором жил.

Гавриил Романович был носителем российской культуры, глубоко впитал в себя ее особенность. Особенность заключается в синтезе культур Запада и Востока, в духовности. В его целостной натуре сочетались рассудительность, интеллект человека Запада и сердечность, интуитивность человека Востока, талант поэта и способности государственного деятеля, и конечно, такие черты героя духа, как устремленность к истине, высокому идеалу, сильная воля, человеколюбие.

Это не значит, что у него не было недостатков. Они были, и о них упоминает Яков Грот в биографии. Сегодня мы не задерживаем внимания на том, что он, например, мог не соблюдать придворный этикет, был резок в высказываниях. Не может быть в яркой личности только «хорошесть». Недостатки являются фоном, на котором разгорается духовное борение и алмазами сверкают достоинства. Для нас, потомков, важнее эти достоинства и опыт духовной жизни, а также то, что он сделал для эволюции, для нашего настоящего и будущего. Это главные критерии, по которым оценивается культурный герой.

Современники неоднозначно относились к Державину. Многие не понимали его, потому что он намного опередил свое время. Одни ценили в нем честность, но не принимали взгляды, другие откровенно ненавидели, потому что Гавриил Романович никогда не отступал от своих принципов, считая, что произвол, беззакония, взяточничество – злейшие враги отечества. По его собственным словам, он был «горяч, и в правде чорт» [5]. В этом были корни его конфликтов с А.А.Вяземским, П.И.Паниным, Т.И.Тутолминым, И.В.Гудовичем. Противоречия были резкими и часто приводили к переменам фортуны в жизни поэта, но он не отчаивался и оставался поборником чести и справедливости. В самые сложные моменты ему на помощь приходила поэзия. Без развития культуры и просвещения он не видел будущего России. Его глубокое понимание значения культуры прослеживается в деятельности на посту губернатора в Олонецком и Тамбовском краях.

Не легко доставался Державину опыт в Олонецке, приходилось преодолевать сопротивление среды и отдельных личностей, не желавших перемен. Таким был Архангельский и Олонецкий генерал-губернатор Т.И.Тутолмин. Он предпринял все, чтобы Гавриил Романович Державин уехал из Олонецка. Все, что делал Державин и предлагал сделать в крае, для Тутолмина, разделявшего реакционные взгляды, было неприемлемым и опасным. Державин уезжает, но успевает заложить программу развития культуры: открывает больницу, школы.

В тамбовский период он еще раз заглянет в лицо «неумытой России», о которой потом будет говорить царям и сановникам. «Неумытость» эта заключалась в несовершенных формах жизни, в проявлениях бездуховности, казнокрадстве, взяточничестве, беззакониях, в проявлении низменных качеств человека. Он еще раз попытается реализовать свое видение новой России, заложит программу развития культуры, которая будет работать на протяжении столетий. Тамбовский период является ярким примером жизни и деятельности культурного героя, примером борения и становления духа человека, поэтому стоит подробнее на нем остановиться.

15 декабря 1785г. прославленный поэт России Г.Р.Державин Указом Екатерины II был назначен Тамбовским наместником. В Указе Екатерины Великой сенату было написано: «Всемилостивейше повелеваем действительному статскому советнику, правящему должность правителя Олонецкого наместничества, Гавриилу Державину отправлять ту должность в Тамбовском наместничестве» [6].

На этом посту он пробудет 2 года и 10 месяцев (с 1786 по 1788 гг.).

На место назначения Г.Р.Державин сможет выехать только весной. Предварительно он побывает в Москве и Петербурге, где узнает, что наместничество обширно по территории, включает двенадцать уездов, богато плодородными землями и природой, но границы четко не обозначены, поэтому надобно провести земельное межевание и составить картографию. Знакомясь с Тамбовским краем, он мог заглянуть в Российский гербовник и поинтересоваться гербом Тамбова, который ему понравился. «В лазоревом поле улей и над ним три золотые пчелы. Земля зеленая. Отражает древнее занятие жителей – бортничество и трудолюбие, а также неприступность изначальной крепости» [7].

На втором году своего пребывания в Тамбове (1887 г.) он внесет дополнительные элементы в герб Тамбовской губернии – серебряный улей с тремя серебряными пчелками, Императорской короной в окружении дубовых листьев, соединенных Андреевской лентой. Екатерина II утвердит этот герб. Кроме того, из разговоров со знакомыми он узнает, что тамбовское дворянство многочисленно, самолюбиво, капризно. Среди них есть древние фамилии, например – Нарышкины, Чичерины, Голицыны. В то время он еще не мог предположить, что под его руководством начнется оформление Дворянской родословной книги Тамбовской губернии, и что дурной нрав некоторых представителей этого дворянства станет одной из причин его отъезда из Тамбова.

Все это будет потом, а пока была весна, природа готовилась сбросить с себя дремоту зимы, обновиться и расцвести. Державин был полон энергии, жизненных сил, увлечен желанием благоустроить край, восстановить законность, поднять культуру глубокой провинции.

 В Тамбов он приехал в марте. Державину нравился обширный дом губернатора на высоком берегу реки Цны, где ему предстояло жить, и который вскоре станет культурным центром города.

На первых порах тамбовское общество присматривалось к новому правителю и одобряло его решение общих вопросов, не затрагивавших личные интересы. Непосредственный начальник Державина, генерал-губернатор Тамбовский и Рязанский И.В.Гудович, сначала шел навстречу его предложениям. Он сам был заинтересован в некоторых проектах: принял участие в организации и проведении межевания и картографирования, в строительстве моста через Студенец, одобрил решение Державина открыть театр в Тамбове. Гавриил Романович изучал экономику края, его возможности, устройство общественной жизни, задумывался о перспективах его развития.

По мере углубления в проблемы губернии, все более мрачная, неприглядная картина, напоминавшая жизнь в Олонецком крае, да впрочем, и во всей России, разворачивалась перед его взором.

Больше всего Державина поразил хаос в жизни Тамбовского общества. Хаос царил везде: в неопределенности границ губернии, беспорядочном сборе налогов с населения, в неисполнении законов, в делопроизводстве, в судопроизводстве, во внешнем облике городов, в жизни и быте населения. Тамбов и уездные города утопали в грязи, застраивались без плана, дома и постройки размещались беспорядочно, были покрыты соломой. Улицы были кривыми, не замощенными. Соблюдение санитарных норм не контролировалось. В Тамбове и других городах не хватало хорошей питьевой воды, что было причиной инфекционных заболеваний и высокой смертности населения. Одним словом, не было элементарных условий.

В своих письмах к друзьям и рапортах вышестоящему начальству Державин отмечал, что в крае процветает казнокрадство, взяточничество, жестокое обращение дворян со своими крепостными крестьянами. «Тамбовское дворянство было так грубо и необходительно, что не одеться, не выйти, не обращаться, как должно благородному человеку, не умели, кроме некоторых, которые жили в столицах» [8], – писал Г.Р.Державин. Свободное время обыватели проводили в кутежах, пьянстве, карточных играх и сплетнях. Среди чиновников царила круговая порука. Они покрывали друг друга, чтобы удобнее было обирать казну и просителей. Приказ общественного призрения бездействовал. Чтобы справиться с этим хаосом, Державину необходимо было проявить такие черты культурного героя, как воля, мужество, находчивость. Не каждому по плечу было смотреть правде в глаза и предпринимать решительные меры для улучшения положения.

Проблем было много, все они были взаимосвязаны и требовали внимания и срочного принятия мер. Одно вытекало из другого. Державин взялся за дело с энтузиазмом, с горячим желанием улучшить жизнь в российской провинции, привнести в нее дух екатерининских реформ.

Одним из особенно важных в государственном отношении дел было межевание и составление картографии, напрямую связанное с недоимками в казну. Межевание – это процесс определения точных границ владений помещиков и государственных крестьян, окончательное закрепление права собственности на землю, а также определение ресурсов России, количества проживающих людей. Особенность межевания в Тамбовской губернии заключалась в том, что этот процесс совпал с изменением внутренних границ в связи с административной реформой, отчего происходили неразбериха и недоимки в казну.

Проведение межевания сопровождалось картографированием, топографическим и экономическим описанием. Гудович осуществлял общее руководство, землемеры выполняли работу на местах и собирали информацию, Державин, со свойственными ему находчивостью, решительностью и напористостью, организовывал работу, помогая быстро преодолевать возникающие трудности из-за неблагоприятных природных условий, нехватки средств, зачастую враждебного отношения населения Тамбовской глубинки. Кроме того, Державину была отведена более важная роль – довести до завершения рутинный и запутанный процесс картографирования, проанализировать полученные данные, выстроить их в систему, целостно представить картину состояния губернии. В этом и заключался научный подход, который применил Державин. Таким образом, картографирование было успешно проведено, составленные карты были доставлены в Сенат Гудовичем и получили одобрение. Приобретенный опыт стал очень ценным для тамбовского губернатора и помог ему в дальнейшей административной работе.

Полученные знания, умение мыслить творчески способствовали в решении и другого важного государственного вопроса – сбора недоимок. О том, что в Тамбове нового наместника ждет «неимоверная недоимка» [9], Державина предупреждал еще И.В.Гудович при первой встрече в Петербурге. Гавриил Романович применил нестандартный для того времени подход: недоимщикам было предложено расплачиваться за долги поставками продовольствия или отработкой долгов на казенной стройке.

В присылаемых Державину рапортах и ведомостях о недоимках практически всегда с несобранными денежными суммами значились «невзысканные рекруты, уклоняющиеся разными путями от службы в армии» [10]. Закон запрещал продажу крестьян во время рекрутских наборов. Однако, подобную торговую операцию можно было осуществить загодя. В итоге, раздробив свои имения, владельцы получали возможность не поставлять новобранцев. Державин высказал «крамольную» мысль о запрещении раздела имений и «дробления» крепостных людей между помещиками, состоящими в родстве. Это предложение не было поддержано, так как не отвечало интересам помещиков.

Как администратор, Державин смело шел на нововведения. Решая проблему упрощения делопроизводства, он открывает типографию и издает первую провинциальную газету «Тамбовские известия». Что подвинуло его на такой неординарный поступок? С первых дней пребывания в Тамбове Державина поразило отсутствие законов, незнание их и неисполнение. В казенных учреждениях царила волокита, взяточничество, плохая информированность, недостаточная взаимосвязь губернского центра с уездными городами, пьянство чиновников. Свою деятельность в наведении порядка в этом направлении он начал с того, что из Санкт-Петербурга, с помощью друзей, выписал Сборник законов Российской Империи и заставлял чиновников изучать и применять их. При этом писал обстоятельные инструкции, указания, например о том, как правильно составлять отчеты, устраивал жесткие разносы тем, кто не исполнял эти указания. Встречаясь с взяточничеством и казнокрадством, очень остро реагировал на это. Чиновники называли его «беспокойным формалистом» в том смысле, что он требовал делать все по форме, как положено, то есть цивилизованно, вникал во все дела. Большинство из них это не устраивало, потому что требовало лишних умственных затрат, энергии, мешало брать взятки, воровать государственные деньги. Таким образом, мы видим, что административная деятельность Державина одновременно была просветительской.

 Г.Р.Державин пишет письмо Н.Н.Трубецкому в Москву от 24 августа 1786г.: «Милостивый государь, князь Николай Никитич. Всепокорнейшее вашего сиятельства утруждаю моею просьбою поговорить с Николаем Ивановичем Новиковым, не имеет ли он в своей типографии одного продажного для печатанья книг со всеми к тому принадлежащими станка и с довольным числом оного литых слов гражданского почерка, также не сыщется ли у него излишних нужных для печатанья книг мастеров, которые бы согласились ехать сюды, и что на их содержание в год жалованье производить потребно? По обширности здешней губернии и по множеству текущих дел, весьма много таких бумаг, которые бы через типографию скорее течение свое имели; то ежели усмотрю я выгоду, то дешевле один стан, нежели множество пустокормов подьячих содержать, я бы решился единственно для канцелярского производства завесть здесь типографию» [11].

В типографии печатались различные государственные документы, указы Сената. Типография стала настоящим культурно-просветительским центром. При типографии был создан кружок начинающих местных литераторов, устроена книжная лавка, которая не только продавала издания, но и выдавала книги для прочтения на дому за особую плату, то есть библиотека. Библиотеку пополнили 300 книг различного содержания: духовные, исторические сочинения, путешествия, сказки, поэзия, которые Державин приобрел еще перед отъездом в Петрозаводск у А.И.Новикова, так как «… отправляясь представителем власти в провинцию…, хотел быть представителем просвещения, хотел иметь в руках своих средства для распространения образования в местном обществе» [12].

 В типографии печатались книги – переводы с французского помещицы Е.К. Ниловой «Граф Вальмонт или заблуждение рассудка», «Заблуждение от любви» княгини В.В.Голицыной и произведения Г.Р.Державина «Осень в Зубриловке», «Пролог на открытие в Тамбове театра и народного училища».

Приведем начало этого аллегорического произведения в стихах:

«Явление 1-е. «Театр представляет ночь и дикий лес, в котором видны мрачные пещеры. Свирепый ветр клонит деревья и производит треск и вой в пещерах, в которые маленькие дети разного состояния от шума бури и громовых ударов прячутся. Музыка симфонией своею изображает неустройство стихий. По укрощении бури выходит Пустынник, украшенный сединами, с секирою в руках».

Пустынник:

О, дикий, темный лес, но в дикости прекрасный,

Стихиев шумом лишь и бурями ужасный!

Я годных много зрю на дело здесь дерев;

Но станет ли моих и века и трудов,

Чтобы очистить их? – Ах, нет! Конечно, нет!

По крайней мере путь я к свету проложу,

Пускай другие, кто за мною идут вслед…

(Рубит сучья, которые, упадая, открывают просек).

Теперь довольным я к покою отхожу;

Исполнил я мой долг: дорога к свету есть».

 

«В этой сцене Державин аллегорически изобразил в виде «дикого, темного леса», малообразованное тамбовское общество помещиков, чиновников и купцов; в образе Пустынника, расчищающего дорогу к свету – Петра Первого» – замечают в книге «Державин в Тамбове» Б.Дальний и Д.Богданов [13].

«Пролог» является интересным источником краеведческого характера, a также дает нам более глубокое понимание личности автора. «Пролог» помогает нам посмотреть глазами Державина на тамбовское общество, понять, какую роль он отводит искусству, просвещению в преобразовании общества. Таким образом, муза Державина не молчала в тамбовский период его жизни. Она помогала ему в просветительской деятельности.

Позже, при типографии была открыта газета «Тамбовские известия». Первый номер газеты вышел предположительно 1 января 1788 года. Редактировал газету сам Г.Р.Державин. Она выходила один раз в неделю. Всего было выпущено 49 номеров. Газета стала источником быстрого получения информации, на ее страницах можно было узнать о ценах на хлеб (чем обуздывалась алчность провиантских комиссионеров), о правительственных распоряжениях, а наложенных на имения запрещениях или снятии их, о подрядах и откупах, о беглых рекрутах и других важных событиях. Державин придавал большое значение правдивой передаче информации. Он писал: «Неточные публикации производят в делах не токмо замешательство и затруднения, но и (самыя) злоупотребления» [14]. Такой подход не понравился Гудовичу. Он наложил цензуру на газету, так как хотел, чтобы дела губернии представали только с положительной стороны.

Типография и газета были первыми, учрежденными в провинции.

Понимание важности просвещения народа сочеталось в Державине с необыкновенным человеколюбием, чуткостью к человеческим страданиям. При осмотре губернской тюрьмы, Г.Р.Державин был потрясен «гибельным состоянием несчастных колодников» [15].

В письме И.В.Гудовичу он сообщает об этом: «Не только в кроткое и человеколюбивое нынешнее, но и в самое жестокое правление, кажется, могла ли бы когда приуготовлять казнь, равная их содержанию, за их преступления, выведенная из законов наших? Более 150 человек … повержены и заперты без различия вин, пола и состояния в смердящие и опустившиеся в землю, без света, без печей избы, или, лучше сказать, скверные хлевы. Нары, подмощенные от потолка не более 3/4 расстоянием, помещают сие число узников, следовательно, согревает их одна только теснота, а освещает между собой одно только осязание. Из сей норы едва видны их полумёртвые лица и высунутые головы, произносящие жалобный стон, сопровождаемый звуком оков и цепей» [16].

Г.Р.Державину была свойственна еще одна черта, характеризующая героя культуры: он был человеком действия. Без малейшего промедления, не дожидаясь распоряжений Гудовича, он дал указание перестроить острог: «Я осмелился, не ожидая от вашего превосх. резолюции, отвратить сей беспорядок, приказав сломать, по недостатку здесь лесу и что скоро взять его неоткуда, несколько ветхих строений … и, перебрав их, сделать из них пристройки, имеющихся близко острога, где бы можно было содержать колодников, различая пол и состояние, которые не в тяжких винах судятся, а для больших преступников очистить и исправить в остроге избы» [17]. Уже в начале июня Державин доносит губернатору, что начинается улучшение тюрем и содержание в них заключенных: «построены 9 покоев и при них 5 сеней; а находившиеся внутри острога избы исправлены и очищены, печи переделаны, окна утверждены железными решётками» [18].

 Вместе с этим, Державин принимает меры по совершенствованию системы судопроизводства. Сделано было распоряжение, чтобы производство дел заключенных было ускорено. Дела были распределены по степеням виновности, а некоторые заключенные были отпущены на поруки.

 Он пишет: «… в уголовных делах наиболее от судьи требуется искусства, чтоб обнаружить действия, подвесть оное под точный закон; а потом уже третья посылка сама по себе выйдет. Ежели судить не лица, а действия, то, кажется, так должно; но вместо того я примечаю, что обвиняются здесь всегда малые чины, а большие, как из дел сих изволите увидеть, оправдываются» [19]. По мнению Державина, виновные должны отвечать по закону, и все сословия должны быть равны перед законом. Его возмущала несправедливость, царившая в суде.

Много хлопот приносил Державину вопрос безопасности продвижения по дорогам Тамбовского края, где действовали многочисленные шайки разбойников. Ему пришлось приложить много усилий, чтобы навести порядок на дорогах. Иногда Державин сам принимал участие в расследовании преступлений. Так, в своих «Записках» он пишет о раскрытии убийства княгини Девлеткильдеевой в Темникове.

Милосердие к незаслуженно обиженным и бедным людям было одним из главных жизненных принципов Г.Р.Державина. Так, он спас от неминуемой смерти солдата Марка Григорьева, приговоренного к наказанию шпицрутенами за самовольную отлучку из части.

Известен случай столкновения Г.Р.Державина с помещиком Дуловым. Дулов велел наказать своего крепостного мальчика-пастушка за то, что он потерял свинью. Его жестоко избили кнутами и приковали цепью к скамье. Мальчику помогли бежать, и тот просил защиты у Державина. Г.Р.Державин велел расследовать происшедшее и выступил в его защиту. Дулов был взбешен действиями Г.Р.Державина и пригрозил жаловаться императрице.

Возможно, наиболее зримым результатом кипучей деятельности Державина для нас, его потомков, стало преобразование самого города Тамбова. То, какой мы видим историческую часть города сегодня, имеет исток и основу в XVIII веке. Именно тогда, по образу Санкт-Петербурга, Г.Р.Державин начал воплощать красивые и гармоничные формы в планировке и архитектуре города, проводя в жизнь план застройки, утвержденный Екатериной II еще в 1781 году. Это было закономерно, потому что в Г.Р.Державине – правителе наместничества – жил поэт, тонко чувствующий красоту.

Он разработал правила «как поступать должно, чтобы порядок и симметрия при строительстве были соблюдены» [20], четко распределил права и обязанности застройщика, землемера и архитектора. Без внимания не оставил и помещичьи усадьбы, рекомендуя владельцам обращаться к архитекторам. К строительству казенных зданий привлекал известных архитекторов того времени.

К приезду Державина в Тамбов план застройки, скорректированный архитектором Усачевым и землемером Тернером, был отослан в Петербург на консультацию и исправление столичному архитектору Н.А.Львову, близкому другу Державина, и Джакомо Тромбаро, приехавшему в Россию по приглашению Екатерины II.

 А.Н.Львов принял активное участие в переустройстве Тамбова. Об этом свидетельствуют его письма к Державину:

5 мая 1786г.: «…Пошлю к Вам планы готовые уже, а теперь хлопочу, чтобы отправить к Вам искусного каменного мастера, итальянца, на что имею уже от графа (Безбородко) и позволение» [21].

Сегодня документально подтверждено, что в строительстве первого театра принимали участие итальянские мастера: Лукини и Борзанти, присланные Львовым.

План застройки Тамбова имел интересную концепцию. Так как город располагался на левом берегу реки Цны, повторяя ее изгибы, Львов предложил Державину сохранить в плане исторически сложившийся природно-ландшафтный принцип, и вместе с тем, выполнить указания Екатерины Великой по плану 1781 года и внести принцип классицизма – разбить город на кварталы с прямыми улицами.

Такое планирование дошло до наших дней и само по себе является памятником архитектуры, требующим сохранения (имеется в виду южная и центральная части города). Здесь, в соответствии с планом, центральным зданием оставался Спасо-Преображенский кафедральный собор, к нему примыкали дом Генерал-губернатора, здание присутственных мест, гостиный двор и другие здания государственного значения. Ветхие деревянные дома требовали перестройки. Здание гостиного двора сначала было также деревянным и располагалось ближе к реке Студенец. Оно было неказистым, часто страдало от пожаров, но имело важное значение в городе. Здесь проходили торги с проезжими купцами. У местных жителей спросом пользовались астраханская рыба, черная и красная икра в бочонках, чай, сахар, шелковые ткани. В Тамбове купцы закупали мед, воск, хлеб, сало, кожи, пеньку, предметы народного промысла. Державин убедил купцов Матвея Бородина и Н.Толмачева ходатайствовать о разрешении строительства нового каменного гостиного двора, имеющего большое значение для торговли. Он начал строиться уже после отъезда наместника из Тамбова, но благословил его создание Г.Р.Державин.

В плачевном состоянии были дороги. Центральная улица Тамбова называлась Астраханская; часть ее, примыкавшая к территории бывшего кремля и Наместнической площади, называлась Дворцовой, но не соответствовала своему названию. Летом клубы пыли поднимались над ней, весной и летом дорога представляла собой непроходимое болото. Для Державина благоустройство улицы было одной из первостепенных задач.

Заботясь о дорогах, Г.Р.Державин уделял внимание строительству мостов. 2 сентября 1786г., по поручению И.В. Гудовича, началось строительство каменного моста через р.Студенец по образцу Яузского моста в городе Москве. Существует мнение, что строил его знаменитый мастер каменных дел, итальянец Лукини. Документально этот факт доказан в книге М.Климковой «Соборная площадь города Тамбова».

Позднее, в марте следующего года, началось возведение Московского въезда. Въезд представлял собой два каменных обелиска. На верхушке обелисков Московских ворот установили медные позолоченные гербы Российской Империи с двуглавым орлом, а на специально отведенных местах на основаниях-постаментах – гербы города Тамбова с изображением улья и пчел. Рядом располагалось помещение для караула.

Гавриил Романович энергично взялся преображать Тамбов, но постоянно натыкался на невежество, мелочность и самодурство.

Для того, чтобы воплотить план в жизнь, требовалось большое количество камня и кирпича. В усадьбах некоторых помещиков камень был, но разработку его они Державину запретили. Купец Бородин подвел его, поставив негодный кирпич по договору, и обворовал казну, вызвав у Державина справедливый гнев. Чтобы найти выход из сложившейся ситуации, Гавриил Романович приказал в пригороде построить кирпичный завод. К 1788 году завод уже работал в полную мощность, и кирпич стал дешевле дерева.

В будущем строительство завода положительно скажется на застройке Тамбова, плодами трудов Г.Р. Державина будут пользоваться другие губернаторы.

Г.Р. Державин уделял должное внимание проблемам церковного и монастырского строительства. Так, в Тамбовском областном архиве сохранились его письма, в которых он просил генерал-губернатора Гудовича выделить средства на нужды Вознесенского монастыря.

С большим уважением он относился к епископу Феофилу (Раеву). По достоинству оценил не только его поэтический дар, но и стремление преобразить жизнь епархии. В 1788 году Гавриил Романович Державин посвятит ему стихотворение «На посещение в Тамбове типографии епископом Феофилом»:

 На память твоего, Феофил, к нам прихода,

 Бессмертью здесь твое мы имя предадим.

 И должно ли молчать учителю народа?

 Рассыпь твой бисер нам: мы свет обогатим.

 

Мысли и дела епископа Феофила были созвучны Державину. По приезде в Тамбов, епископ Феофил начал наводить порядок в финансовых делах епархии, совершенствовать систему управления и укреплять дисциплину церковного сословия. Конечно же он, как и Державин, сталкивался с непониманием и сопротивлением. Один в миру, другой в епархии стремились они преобразовать жизнь в Тамбове и внести в нее культуру. Их многое объединяло. Оба были из обедневших дворянских семей, оба знали в детстве и юношестве нужду, оба были образованы и талантливы, писали стихи. Они оставили заметный след в истории Тамбовского края. Владыка Феофил поддерживал Державина и успокаивал его, когда тот был отстранен от должности наместника. «Ваше превосходительство, господин Гавриил Романович, мой милостивый государь и благодетель. Увидев вашего превосходительства любовь ко мне живую из приписанного в письме г.Андрея Андрееча (Жохова) усердия, радуюся сердцем, и молил и молю всевидящего Судию, да устроит правду вашу яко полудне» [22]. Возможно, их отношения переросли бы в глубокую дружбу, если бы не скорый отъезд Державина из Тамбова.

Одним из интересных проектов Державина, который свидетельствует о его творческом подходе к решению государственных вопросов, является проект судоходства по реке Цне. Этот проект возник по очень простой причине – необходимо было найти способы доставки камня для застройки Тамбова по водному пути.

Обладая государственным мышлением, он сразу понял значение реки для развития края; увидел, какие экономические выгоды может принести водный путь по реке Цне до Моршанска, далее до реки Мокша и самой Оки, к городам Поволжья. Державин считал, что водный путь для перевозки товара – самый выгодный, необходимо только его обустроить.

Обдумывая идею судоходства по реке Цне, он обратился к истории. Необходимо заметить, что Гавриил Романович любил историю, и работа с летописными источниками доставляла ему удовольствие. Такими источниками стали: писцовая книга XVII века, «Летописец о первоначальном Тамбова построении». Его интересовали вопросы, ходили ли большие суда по рекам Тамбовщины в прошлом, и если да, то почему судоходство замерло? Во многом ему помогли воспоминания местных жителей, они были обнадеживающие.

Собрав всю информацию, Державин пишет записку: «Мнение о судоходстве в Тамбовской губернии». В ней он описывает причины отсутствия судоходства, целесообразность и способы его возобновления. Среди причин он отмечает: вырубка лесов, образование мелей по причине заносов, разного рода отложений малыми притоками рек.

Затрудняли движение по реке мельницы, мосты на сваях. В «Мнении о судоходстве в Тамбовской губернии» Державин предлагает разобрать мосты, сделать их плавучими, очистить мели, построить шлюзы, построить почтовые конторы в Моршанске и Елатьме, верфи, на которых строить суда не дедовским способом, из цельного куска дерева с помощью топора, так как при этом способе истреблялось много леса, а строить «пильные» суда, которые были более экономны. Кроме теоретических выкладок о способах устранения преград, были результаты практических попыток очистить реки. Ю.Мещеряков подробно описывает процесс работы над проектом в книге «Державин в Тамбове».

Занимаясь вопросом судоходства, Державин ставит проблему необходимости сбережения лесов. Он замечает, что по реке Цне лес в большинстве своем истреблен, исчезают корабельные сосны и многолетние дубы. В связи с этим он отдает приказание о запрещении пользоваться долблеными лодками и судами. Все это еще раз подчеркивает то, что Державин искренне желал не допустить «оскудевания наместничества», сделать население более богатым. Проект судоходства по Цне не был завершен и не дал ожидаемых результатов в связи с началом Русско-Турецкой войны. Правительство, «озабоченное войной с турками, имело все основания считать, что в данных чрезвычайных обстоятельствах есть дела по важнее, чем денежное обеспечение тамбовских «шлюзовых работ». Державин связывал эту неудачу с интригами против него сенатора Вяземского, который был в то время управляющим государственной казной.

Деяния Державина по преображению Тамбова будут с годами проявляться четче и яснее. Он не только построит здание народного училища, первого театра, каменный мост через Студенец и московскую заставу, деревянное здание гостиного двора и присутственных мест, обратит внимание на церковное строительство, он заложит многие культурные начинания. Державин-губернатор понимал, что преображение не состоится без культуры и просветительства, и свой дом сделал культурным центром.

В доме губернатора каждое воскресенье проходили собрания и небольшие балы, концерты, в государственные праздники – театральные представления. Два дня в неделю съезжались молодые люди, желающие учиться танцевать. Они платили танцмейстеру и его дочери определенную сумму. Державин выписал их из столицы, и жили они в доме губернатора. Для преподавания арифметики и геометрии приглашались учителя из народных училищ. Детей, учителей угощали чаем, дарили подарки. Девицы, которые по взрослее, шили для себя театральные и нарядные платья по разным модам и костюмам, а также учились представлять разные роли. Душой и организатором этого своеобразного культурного центра была жена Державина, Екатерина Яковлевна.

В доме губернатора давались театрализованные представления, а вскоре было начато и строительство театра. Первый спектакль назывался «Так и должно», автор М.И.Веревкин, директор Казанской гимназии, в которой когда-то учился Державин. В этом спектакле говорилось о взяточниках и казнокрадах, а перед спектаклем был поставлен «Пролог в одном действии с музыкой», о котором говорилось выше. Открытие первого театра стало еще одним значимым событием в культурной жизни Тамбова.

При новом губернаторе было положено начало сиротскому дому, богадельне, больнице. При нём открылись народные училища в Козлове, Лебедяни, Моршанске, Тамбове. Для Тамбова это было необычным и торжественным событием. 15 сентября 1786 г., в день коронации Екатерины II, по задумке Державина, на площади у наместнического дома состоялся праздник в честь открытия народного училища. Это событие стало известно далеко за пределами Тамбовской губернии. Начался праздник с Литургии в Казанской соборной церкви. Возглашение многолетия ее Императорскому величеству Екатерине II сопровождалось стрельбой из пушек. После литургии все отправились в училище, чтобы провести церемонию водосвятия. Когда духовная процессия вышла из училища, навстречу ей вышел П.М.Захарьин со словами: «Дерзаю остановить тебя, почтенное собрание, среди шествия твоего». Губернатор пригласил всех вернуться в училище, где речь была продолжена перед портретом Императрицы. Продолжая свою речь, Захарьин положил своего сына-младенца перед портретом императрицы, предавая его под высокое покровительство. «…Сие трогательное действие так поразило всех зрителей, что никто не мог удержаться от сладостных слёз, в благодарность просветительнице народа пролиянных» [23].

22 сентября 1786 года Державин писал Гудовичу о прошедшем торжестве: «…имел я удовольствие угощать как благородное общество, так и духовенство обеденным столом, а народ на площади перед наместническим домом довольствован был питием и обедом от здешнего купца Матвея Бородина. Ввечеру весь город был иллюминирован, и у меня бал продолжался в немалочисленном собрании большую часть ночи» [24]. Это событие в культурной жизни Тамбова не осталось незамеченным в столице. Речь Захарьина сначала стала известна через генерал-губернатора Гудовича председателю Комиссии об училищах Завадовскому, а вскоре всему читающему Петербургу, так как была напечатана в столичных журналах. Захарьина называли «российским Цицероном», его ораторским талантом заинтересовалась сама императрица. К сожалению, Захарьин попал под влияние местных помещиков, которые его, как диковинку, приглашали в гости и спаивали. Ко двору он не явился. Замеченный Державиным его талант сделал его в дальнейшем известным писателем.

После праздника открытия училища наступали трудные будни. Необходимо было создать условия для жизни приглашенных педагогов из столицы: Роминского Василия (математика, физика, рисование, русский и латинский языки), Венедиктова Саввы (всеобщая русская история, география и «естественной истории»), Антонова Лукиана (катехизис, чистописание, арифметика), Смирнова Василия (азбука, Российский букварь). Первым директором стал Жохов Андрей Андреевич. Потребность была и в методических пособиях, но самым главным было строительство специального здания для училища.

С трудом шел набор детей, в первое время родители не хотели отдавать их учиться. Державину пришлось с помощью полиции собирать детей мещан и однодворцев и пригонять их учиться. Среди них были и дворовые дети. Ко дню открытия училища было 51 человек, когда провели экзамены, уже было 100 человек, летом следующего года – 200 человек.

К развитию образования Державин относился с особым вниманием, что позволило в короткий срок добиться результатов. Отъезд Державина не мог остановить образовательного процесса, запущенного им. В 1804 году главное тамбовское народное училище было преобразовано в 4-х классную гимназию. В 1828 году она была преобразована в среднее учебное заведение. Из стен гимназии вышли знаменитые люди России – Г.В.Чичерин, И.П.Минаев, актер В.Н.Давыдов и др. Открытие училищ, театра, музыкальных классов, и многие другие результаты деятельности вызывали у Державина чувство удовлетворения, радость от свершения задуманного, вдохновляли на дальнейшие дела. Положительные изменения в Тамбовской губернии заметили и в Сенате.

Для ревизии дел приезжали сенаторы А.Р.Воронцов и А.В.Нарышкин. Улучшение было столь очевидно, что в сентябре 1787 г. Державин был награждён орденом Владимира III-ей степени. Державин проявил талант администратора и доказал, что причиной неудач на предыдущем посту Олонецкого губернатора было чужое противодействие. Радость побед в делах вскоре сменится полным напряжением всех духовных сил в противостоянии хаосу в головах и душах людей. Это испытание было гораздо труднее. Не все искренне были рады победам Державина, на это был ряд причин, в том числе и зависть. Неприятие к нему проявилось у генерал-губернатора И. В. Гудовича. Как следует из его записок, административная деятельность была ему не по нраву. («Русский Вестник», 1841 год.) Он мечтал вернуться на военную службу, поэтому полностью полагался на своих заместителей. Гудович ревностно относился к успехам Державина, особенно когда его хвалили со стороны. Это чувство во многом разжигал его заместитель Лаба, хитрый и ловкий чиновник, который был в дружеских отношениях с тамбовским вице–губернатором Ушаковым, организатором крупных махинаций, тайно стремившимся занять должность Державина. Биограф Гавриила Романовича Яков Карлович Грот отметит: «К сожалению, пределы власти наместника и губернатора не были в точности означены, отношения между ними не были ясно определены, а это не могло не послужить поводом к недоразумениям и раздорам» [25]. Гудовича раздражала свобода мыслей и суждений Державина. Против воли и его согласия, он забирал к себе в Рязань артистов (балетмейстера, хореографа), требовал полного подчинения, что мешало Державину осуществлять свой план преобразовательной деятельности. Сквозь пальцы смотрел на злоупотребления чиновников, не предпринимая мер. Такое отношение вызывало справедливый гнев Державина.

Все это делалось при поддержке влиятельного сенатора А.А.Вяземского, давнего врага Державина. Вяземский предпринимает много усилий, чтобы доказать несостоятельность тамбовского наместника.

Вопрос общего блага был всегда пробным камнем в отношениях. Многие спотыкались о личные интересы. В первый год пребывания Державин проводил картографирование, другие мероприятия в согласии с Гудовичем. Но когда он стал пресекать казнокрадство, взяточничество, покрывательство, когда он стал мешать воровать и заставлял выполнять законы, призывая жить цивилизованно, все это вызвало протест тех, кто привык жить нечестно.

Первый скандал произошел с купцом М.Бородиным. Державин обличил его в махинациях с поставкой кирпича для строительства казенных зданий. По договору, М.Бородин должен был к сроку доставить 1140500 штук качественного кирпича, но поставил только двадцатую часть, да и то не годную к употреблению. Между Державиным, подрядчиком и его покровителем (Ушаковым) началось разбирательство, дело поступило на рассмотрение в Сенат. По делу М.Бородина Сенат вынес решение только в 1789 году. Державин был вынужден срочно строить кирпичный завод.

История с винным откупом была изложена самим Державиным в «Записках». Смысл ее заключался в том, что купец Бородин, дав взятку вице-губернатору Ушакову, незаконно получил винный откуп – исключительное право на продажу вина. В результате из государственной казны было похищено 12 тысяч рублей. Державин раскрыл эту махинацию и, таким образом, настроил Ушакова против себя. Завистливый, по меткому выражению Державина, «криводушный подъячий», имел большое влияние на Тамбовское общество, используя обширные родственные связи, по своему воспринимал Державина. Он «спал и видел себя на его месте».

Другой конфликт между Державиным и Ушаковым был связан с выдачей денег воронежскому купцу Ивану Горденину для закупки провианта для Екатеринославской армии Г.А.Потемкина, действовавшей против турок. Недостаток продовольствия во многом объяснялся тем, что в 1787 г. в России был неурожай, поэтому население отдельных частей страны голодало. 23 марта Горденин пришел с этой проблемой к Державину. Державин понимал важность этого вопроса для государства и для армии Потемкина, так как сам когда-то был солдатом, и направил его к вице-губернатору Ушакову, являвшемуся председателем Казенной палаты, с просьбой удовлетворить требования Горденина. Однако, Ушаков объявил, что ассигнованной суммы в сборе уже нет, и в надежде на поддержку князя Вяземского и Гудовича наотрез отказался их выдать. После этого, якобы, уехал на Липецкие заводы.

Державин, не имея на то полномочий, стал действовать самостоятельно, помогая Горденину. Иначе поступить он не мог, потому что понимал, что значит оставить армию без провианта. «Чтобы превозмочь… упорство и найти скрываемые деньги», он устроил в Казенной палате ревизию, благодаря которой обнаружил 177 600 рублей, а также «разные неправильности и неустройства в хранении казны» [26]. Державин написал о том письмо графу А.Р.Воронцову, а из тамбовской казенной палаты на действия наместника, явно превысившего свои полномочия, последовала жалоба в Сенат. Ушаков не обладал таким высоким гражданским чувством как Державин – это была мелкая, мстительная, завистливая личность.

Гудович встал на сторону Ушакова. 7 апреля он написал письмо А.Р.Воронцову о том, что не может работать с Державиным и просит перевести Державина в другое место, потому что тот обладает злостью, властолюбием, не занимается наблюдением и порядком течения дел, и больше занимается сочинением пустых дел, газет и тому подобного.

Тамбовские события конца 1780-х годов имели более сложный подтекст. Державин попал в обстановку, в которой один на один противостоял верхушке дворянского общества, которое постоянно указывало ему его место, напоминая, что он «виршами» достиг своего положения, а не знатностью рода, и что оно не собирается жить по его правилам, законы для них не обязательны, их вполне устраивает сложившаяся форма жизни, где «чин чина почитает, «не украдешь–не проживешь», «у сильного всегда бессильный виноват». Дворянство поддержало угодливое чиновничество. Державину пришлось проявить немалое мужество, чтобы наблюдать все это, противостоять этому, предпринимать действия согласно своим принципам и не попасть в зависимость от чужого мнения, против чего он особенно бунтовал. Этот бунт был источником поступков, которые не одобряли даже друзья. Даже Екатерина Великая ценила в Державине способность свободно мыслить и иметь свое мнение. Здесь же не только не понимали это качество, но и покушались на то, чтобы искоренить свободу мнения. Державину постоянно приходилось защищать свои права, особенно, как администратора. Чтобы совершать то, что он задумал, ему нужна была свобода, которую постоянно ограничивали Гудович и общество.

Оценивая жизнь Державина с точки зрения нашего времени, мы можем понять, как трудно ему жилось, сколько энергии нужно было ему затратить, чтобы «в стоячем болоте» тамбовской действительности «пошли хотя бы круги», чтобы выстоять и не сломаться, остаться верным своим принципам. Отдельные исследователи обвиняют его в неуживчивости характера, отсутствии дипломатии. Так, Ю.Мещеряков пишет: «Возможно, как «теоретик» и «генератор мысли» Гавриил Романович принес бы неизмеримо больше пользы Тамбовскому краю, будь его взаимодействие с высшими властями и, главное, с генерал-губернатором, более устойчивым и длительным. Подобное взаимодействие прекратилось, как мы помним, довольно скоро, что еще раз говорит об отсутствии у Державина дипломатических качеств, без которых настоящему администратору не обойтись никак. Это, впрочем, и сам понимал Державин» [27].

Хотелось бы посмотреть, какую дипломатию можно вести, когда у тебя на глазах обворовывают казну, берут взятки, проявляют самодурство, покрывают пороки, да еще тебя хотят согнуть в дугу и заставить жить по своим правилам, принятым здесь, далеким не просто от идеалов, а от цивилизации. Если бы Державин пошел на компромиссы, он не был бы Державиным, которым мы сегодня гордимся, и не явил бы нам пример борьбы с невежеством. На стороне тьмы были Вяземский, Гудович, Ушаков, Чичерин. Работала психология своры – чья возьмет. Честность Державина и стремление к общему благу наталкивались на бояр, «надувших пузо», на зависть, корысть, лицемерие, подлость. Казнокрады, чиновники, понимая и видя его главное достоинство – ум, стремились обойти его, подловить, доказать, что он не всегда может выйти из ситуации. Их оружием была клевета.

Последний скандал «подлил масло в огонь». В «Записках» Державин так описывает эти событие. В августе была объявлена война со Швецией. Помещики отдавали крестьян в солдаты, но на одежду и содержание губернатор должен был сам находить деньги. Державин обратился к Гудовичу. Тот велел ему взять деньги из комиссариатских сумм. Державин, помня распоряжение Сената не касаться казенной части, требовал письменной резолюции и звал Гудовича в правление, чтобы принародно решить вопрос. Гудович разозлился и кричал, что Державин вынуждает его идти, вместо того, чтобы беспрекословно ему подчиняться, как императорскому величеству. На что Державин возразил, что он такой же правитель губернии и подчиняется императрице. Разговор был горячий, но без непристойностей. Гудович уехал, оставив набор людей, обмундирование, продовольствие на попечение губернатора, и написал жалобу в Сенат, оклеветав Державина, что якобы тот тащил его за воротник в правление и т.д.

Державин пригласил к себе секретарей и велел им узнать, что требует от него Сенат. На основании этих требований были составлены справки, подтверждающие правоту Державина и обнаружившие клевету, советники их подписали, прокурор утвердил. На основе этих справок Державин составил ответ и отправил его в Сенат. Вяземский решил обвинить Державина в том, что он долго не давал ответа и направил обвинительный доклад императрице, но Екатерина II оставила доклад без внимания.

Представители Тамбовского дворянского общества постепенно стали занимать сторону высшего начальства в лице Гудовича, отворачиваясь от Державина. Дело дошло до открытого неприятия и травли. Державин оказался в полной изоляции.

В письме он пишет: «Губернатор здесь уже не существует, я с каждым шагом опасаюсь, чтоб не сделали какой привязки. И даже до того загнан и презрен, что весь город до последнего офицера приглашается в дом генерал-губернатора на обеды, на маскарады и на балы, бывающие по случаю выборов, но и я, и Катерина Яковлевна ни в какое публичное собрание не призываемся, и хотя означенные пиры в доме государевом и, можно сказать, от щедрот великой Екатерины устраиваются; но губернатор оных с его женою лишён…» [28].

В ноябре проходили выборы судей, съехались дворяне, прибыл Гудович. Державин обратился к нему учтиво, спросив, что он прикажет? Тот с презрением ответил: «Ничего, мне вы ни на что не надобны» [29]. Державин поклонился и вышел. Затем прислал ему письменный рапорт, что коль тот его удалил от выборов, то он снимает с себя всю ответственность. Гудович разозлился и написал письмо Безбородко с просьбой удалить Державина из губернии.

Его поддержали чиновники и дворяне. Они говорили о Державине: «Виршами и стихами в гору полез и в люди вылез. Сидит не на своем месте, да еще хочет на свой лад вершить». Поэты в то время были не в чести. Обычно, они были при богатых вельможах, а тут поэт-губернатор распоряжается спесивыми помещиками.

И.И.Дубасов пишет: «В особенности, Г.Р.Державину повредила по службе известная скандальная история, происшедшая между супругой Державина, Екатериной Яковлевной, и женой председателя Гражданской палаты В.П.Чичерина. Молва дошла до государыни и была истолкована не в пользу Державина. В этом случае больше всех постарался генерал-прокурор князь Вяземский» [30].

Жена В.П.Чичерина, «женщина довольно многим по ее злоязычеству и наглости известная» [31], вступила в конфликт с Екатериной Яковлевной Державиной. Е.Я. Державина потребовала от Василия Петровича, чтобы он унял свою жену. Через некоторое время Чичерина наведалась в дом помещика Арапова, где находилась Екатерина Яковлевна, и принудила ее своими придирчивыми вопросами к разговору. Началась размолвка. Екатерина Яковлевна нечаянно задела веером Чичерину, и та обвинила ее в том, что она пыталась драться. Ушаков, сын Чичериных и другие недоброжелатели Державина обратились с жалобой на имя императрицы. Этот скандал был обдуман и запланирован ими заранее. После этого скандала Екатерина Яковлевна заболела. Г.Р.Державин вынужден был отвезти ее в Зубриловку, в имение Голицыных, до выяснения дел.

18 декабря 1788 г. был издан Указ Правительственному Сенату об отрешении от должности правителя тамбовского наместничества. Бумаги из Петербурга пришли сразу после наступления нового года и 3 января 1789 г. указ наместнического правления об отрешении Г.Р.Державина от должности был утвержден. Ему было рекомендовано явиться в 6-й департамент Сената для слушания дела. Обвинения не подтвердились, и Державин предстал перед Екатериной II с докладом. Весь этот оправдательный материал возымел действие на Императрицу. Она «пожаловала руку Державину», приказала выплачивать ему жалование до определения места. Это решение как громом поразило Вяземского, и его разбил паралич. Державин был прощен, и определен к месту. После многих мытарств его будет ждать блестящая карьера и слава русского поэта. После Державина сменится пять правителей Тамбовской губернии и не один не оставит такого яркого следа, как Державин.

В душе Державина не было злости и мести, он простил своих тамбовских врагов. В 1808 году он напишет такие строки о своем злейшем враге вице-губернаторе Ушакове: «Я исполнил мой долг по моим чувствованиям, а М.И.Ушаков по своим, или в чью-либо благоугодность, но когда всё это прошло, как сон, то не справедлив он был, ежели бы по сие время злобился на сновидения. Мы все здесь на театре, и когда с него сойдем, то всем объяснится, кто как свои роли играл» [32]. Символичным был уход Державина из жизни. Перед уходом он зажег свечу, которая горела ещё три часа после его кончины. Это произошло 8 (20) июля 1816 в имении Званка Новгородской губерни.

Сегодня высокая роль Державина как тамбовского губернатора стала понятна. Это был честный, трудолюбивый, талантливый администратор. Как культурный герой, в тамбовский период он проявил все свои лучшие качества. Отъезд из Тамбова не был поражением и отступлением перед тьмой, а наоборот, победой, ибо в духе он устоял и остался верен своим высоким идеалам. В дальнейшем он продолжит свою деятельность на благо России, его деяния, подобно сиянию свечи, через года и столетия будут привлекать внимание людей, утверждая истину, красоту и человеколюбие.

_________________________

[1] Грот Я. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам. СПб., 1880, т.VIII.

[2] Ходасевич В.Ф. Державин. – М.,1988.

[3] Державин Г.Р. Записки. – М.: Мысль, 2000, с.274

[4] Там же.

[5] Грот Я. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам. СПб., 1880, т.VIII, с.12.

[6] ГАТО. Ф.2.Оп.8.Д.70.Л.2.

[7] Тамбовская энциклопедия. ООО Издательство «Юлис», Тамбов, 2004.[

[8] Державин Г.Р. Записки. – М.: Мысль, 2000, с.108.

[9] Грот Я. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам. СПб., 1880, т.VIII, с.452.

[10] Мещеряков Ю.В. Гавриил Романович Державин. Тамбовский период деятельности (1786-1788). – Тамбов: ООО «Юлис», 2006, с.113.

[11] Климкова М.А. Соборная площадь города Тамбова. – Тамбов: ОАО «Тамбовская типография «Пролетарский светоч», 2011, с.118.

[12] Грот Я. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам. СПб., 1880, т.VIII, с.476.

[13] Дальний Б., Богданов Д. Державин в Тамбове (1686-1788). Изд-во «Тамбовская правда», 1947.

[14] Грот Я. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам. СПб., 1880, т.VIII, с.476.

[15] Там же, с. 416.

[16] Там же, с.417.

[17] Там же, с.417.

[18] Там же, с.418.

[19] Там же, с.417-418.

[20] Мещеряков Ю.В. Гавриил Романович Державин. Тамбовский период деятельности (1786-1788). – Тамбов: ООО «Юлис», 2006, с.55.

[21] Климкова М.А. Соборная площадь города Тамбова. – Тамбов: ОАО «Тамбовская типография «Пролетарский светоч», 2011, с. 110.

[22] Климкова М.А. Соборная площадь города Тамбова. – Тамбов: ОАО «Тамбовская типография «Пролетарский светоч», 2011, с.161.

[23] Державин Г.Р. Записки. – М.: Мысль, 2000, с.111.

[24] Климкова М.А. Соборная площадь города Тамбова. – Тамбов: ОАО «Тамбовская типография «Пролетарский светоч», 2011, с. 114.

[25] Мещеряков Ю.В. Гавриил Романович Державин. Тамбовский период деятельности (1786-1788). – Тамбов: ООО «Юлис», 2006.

[26] Грот Я. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам. СПб., 1880, т.VIII, с.501.

[27] Мещеряков Ю.В. Гавриил Романович Державин. Тамбовский период деятельности (1786-1788). – Тамбов: ООО «Юлис», 2006, с.399.

[28] Климкова М.А. Соборная площадь города Тамбова. – Тамбов: ОАО «Тамбовская типография «Пролетарский светоч», 2011, с. 151.

[29] Грот Я. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам. СПб., 1880, т.VIII, с.520.

[30] Дубасов И.И. Очерки из истории Тамбовского края. Тамбов. 2006.

[31] Мещеряков Ю.В. Гавриил Романович Державин. Тамбовский период деятельности (1786-1788). – Тамбов: ООО «Юлис», 2006, с.385.

[32] Грот Я. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам. СПб., 1880, т.VIII, с.552.

 

Библиография:

1. Державин Г.Р. Записки. – М.: Мысль, 2000. – 334 с.

2. Грот Я. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам. СПб., 1880, т.VIII.

3. Дальний Б., Богданов Д. Державин в Тамбове (1686-1788). Изд-во «Тамбовская правда», 1947.

4. Дубасов И.И. Очерки из истории Тамбовского края. Тамбов. 2006.

5. Мещеряков Ю.В. Гавриил Романович Державин. Тамбовский период деятельности (1786-1788). – Тамбов: ООО «Юлис», 2006. – 446 с., илл.

6. Климкова М.А. Соборная площадь города Тамбова. – Тамбов: ОАО «Тамбовская типография «Пролетарский светоч», 2011. – 352с.

7. Тамбовская энциклопедия. ООО Издательство «Юлис», Тамбов, 2004.