Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Налётова Ирина Никитична,
кандидат искусствоведения, профессор Российского государственного
педагогического университета им. А.И. Герцена,
Санкт-Петербург

О Чайковском в наше время

Русская национальная классическая музыкальная школа ХIX - начала ХХ века даже в этот «золотой» период европейской музыкальной культуры уникальна по богатству и разнообразию своих достижений. Среди наиболее значительных – творчество Петра Ильича Чайковского.

Если учесть, что композитор прожил всего 53 года и профессионально заниматься музыкой начал с 21 года, то масштаб и значение его творческих свершений нельзя не при-знать уникальными.

Могучим гением назвал Чайковского уже один из его современников. Художник-новатор, с творчества которого начинается широкое мировое признание русской композиторской школы, самый крупный симфонист послебетховенской поры, классик нового психолого-драматического направления в трагедийных оперных и симфонических шедеврах, реформатор балетного театра – вот далеко не полный перечень свершений Великого мастера.

При этом – феномен всечеловечности самой музыки, стабильное, уже полтора столетия, признание широкой публикой как в России, так и за рубежом: по данным ЮНЕСКО, Чайковский – один из самых исполняемых в современном мире композиторов. Все это обусловило огромную литературу о нем.

Как известно, интенсивность исследования творчества Чайковского не равномерна во времени. При жизни композитора, в условиях широкой популярности его музыки в России и за рубежом, лишь отдельным пишущим профессионалам открылась глубина и своеобразие его произведений.

Импульсом фронтального изучения наследия Чайковского послужили работы Б.В. Асафьева в 20-х гг. ХХ века, по существу открывшего глубину содержания и новаторство мышления композитора. Далее сбор, систематизация и публикация на редкость богатого эпистолярного наследия самого Чайковского, его родных, близких, коллег, воспоминаний современников, с одной стороны, и разработка музыкознанием научных подходов с другой – обусловили едва ли не самую объемную в ХХ столетии исследовательскую литературу о композиторе, создали условия активного устойчивого интереса к его творческому наследию. В результате именно на прошлое столетие пришелся «пик» музыковедческой активности, охват исследовательским вниманием всех жанров и форм творческого наследия композитора, широкого круга вопросов, связанных с освещением личности человека и художника.

Масштаб явления породил некую иллюзию, что Чайковский изучен. Последние десятилетия работ, посвященных Чайковскому, выходило немного, и даже две знаменательные даты – со дня рождения и смерти кардинально не изменили ситуацию.

Думается, что на самом деле важной причиной падения интереса к проблеме Чайковского стала исчерпанность сложившихся ранее ракурсов и теоретических основ исследования. В этих условиях назрела необходимость выявления и концентрации нового в области идей и подходов, неизбежно «прораставших» в музыковедческом сообществе, но рассредоточенных на огромном пространстве страны. Тем более, что музыкознание как раз последнего десятилетия вошло в активное взаимодействие с другими областями гуманитарных наук, адаптацию общенаучных методов познания.

В плане этой проблемы знаковым событием стала коллективная монография «“…Как слово наше отзовется…”: П.И. Чайковский в современном мире» (СПб.: изд-во РГПУ им А.И. Герцена, 2014. – 252 с.). Издание можно оценить как явление, с одной стороны углубляющее представление об уже известном, с другой – обозначившее новый круг вопросов, новые подходы к освещению личности и творчества художника.

Избранный научными редакторами-составителями – доктором искусствоведения, профессором Г.П. Овсянкиной и кандидатом искусствоведения, профессором Р.Г. Шитиковой – жанр коллективной монографии, на наш взгляд, как нельзя более отвечает этой задаче. В ней представлены исследования двадцати двух музыковедов из двенадцати городов, пяти стран мира, в работах которых поднимается, рассматривается и решается широчайший круг вопросов и проблем, совокупность которых, действительно, свидетельствует о монографическом характере издания.

Оно состоит из трех частей. Первая – «Личность и творчество П.И.Чайковского в источниках» содержит новые материалы о семье, годах обучения в Училище правоведения, Музыкальных классах, Петербургской консерватории, общении с учениками, коллегами, выдающимися современниками.

Вторая часть включает вопросы теоретического осмысления разных аспектов творческого мышления Чайковского. Выделим параграф 1 (доктор филологических наук, профессор С.А. Макуренкова, Москва), в котором, отталкиваясь от констатации несоответствия эпиграфа и музыкального текста в фортепианной цикле «Времена года», исследователь приближается к пониманию содержания через обнаружение опосредованных связей с творчеством И.С. Баха.

Новые исследовательские подходы демонстрируют разделы главы четвертой «О музыкально-сценических жанрах». Системный и синергетический подходы положены в основу анализа синтетических музыкально-сценических жанров (доктор искусствоведения С.Ю. Лысенко, Хабаровск). С позиции психологии творческой деятельности рассматривается рождение замыслов опер «Евгений Онегин» и «Пиковая дама», взаимовлияние разных жанровых сфер (кандидат искусствоведения, профессор И.Н. Налётова, Санкт-Петербург)

Историко-теоретическое обоснование перспективы исследования наименее освоенного музыкознанием камерно-инструментального творчества Чайковского как целого представлено в главе пятой, параграф 1 (кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник Московской консерватории Г.А. Моисеев). В этой же главе впервые, тоже как целое в контексте развития жанра сонаты в России, исследована фортепианная соната в творчестве Чайковского (глава пятая, параграф 2, кандидат искусствоведения, профессор Р.Г. Шитикова, РГПУ им. А.И. Герцена).

Впервые также, в плане генетическом и историко-стилевом, рассматривается па-раллель – Пётр Чайковский – Борис Чайковский (глава шесть, параграф 2, профессор Г.П. Овсянкина).

Также впервые столь многогранно и подробно в историческом и содержательно-стилевом аспектах представлена фортепианная музыка Чайковского для детей. Сквозной анализ музыкального языка и формообразования, опыт установления драматургических и архитектонических связей цикла «Детский альбом» представлен в параграфе 2 главы восемь (доктор педагогических наук, профессор Р.Н. Слонимская). Историко-стилевые параллели, взаимосвязи и взаимовлияния западноевропейской и русской музыки для детей, отражения прошлого в настоящем сквозь призму «Детского альбома» раскрываются в па-раграфе 1 главы восемь (кандидат искусствоведения Е.А. Толстая, Лицей искусств «Санкт-Петербург»).

Наконец, нельзя не выделить параграф 1 главы семь, посвященный информации об Обществе П.И. Чайковского в Тюбингене (Королевство Нидерландов). Его материал вызывает двойственное чувство. С одной стороны – удивление и восхищение размахом деятельности, связанной с изучением и пропагандой творчества Чайковского за рубежом. С другой – горечь от сознания недостаточного, а порой и недостойного внимания к национальному гению со стороны российского музыкального сообщества. У нас в стране есть общества Вагнера, Баха и других. Общества Чайковского нет. Центр изучения и популяризации его наследия функционирует за рубежом вместе с рядом наших специалистов.

Хочется надеяться, что выход коллективной монографии, посвященной гордости отечественной культуры, послужит активизации не только научной мысли о Чайковском, но и общественного сознания. Сейчас, в обстановке острого дефицита человечности, высокой духовности и подлинно прекрасного, изучение, распространение, популяризация нашего величайшего национального достояния – творчества П.И. Чайковского, как никогда актуальны и требуют организационных мер на государственном уровне.