Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Любовь Владимирова

Август в деревне. Год имени Ели.


Город звал своей суматошностью, деловитостью и заботами…

Но ветви роскошной двадцатиметровой ели, что растет возле нашего дома в деревне, манили: «Рисуй! Нарисуй нас! Смотри, как мы прекрасны, как богаты и пушисты! Ну, когда ты еще увидишь такие гирлянды!»

И действительно, каждая лапка клонится под тяжестью множества нежных, только что народившихся, светло-зеленых, продолговатых шишек. В этом году елочки празднуют свое обновление – год Ели!

А полянка на нашем участке – как хоровод: вокруг пышного куста, покрывшего старый колодец, выстроились, утверждая торжество гармонии, осина со звенящими переливами листьев, величавая ель, всем своим существом устремленная ввысь, чудо-береза, рядом – раскованная, плодовитая ольха, и снова ель и осина, и снова ольха…

Шмель грозно и деловито гудит у самых ног… Облетел каждый цветок, заботливо проверив и отведав содержимое бутонов, и умчался вдаль, так и не дав рассмотреть его пушистую красоту.

Ветерок, спаситель от зноя, ласково касается кожи, необходимо дополняя ощущения лета… И всё кругом говорит, говорит… Учит жизни… Вечным истинам…

Каждое из всех явлений вокруг достойно описания лучшими эпитетами, но как трудна работа поиска нужных слов! Так же, как необходимых красок художнику – сколько оттенков цвета видит глаз живописца, но как мало красок в палитре! Нужно искать и искать, чтобы отразить увиденное, да и то – разве что часть…

Вот и у поэта: «Мысль изреченная есть ложь…» – попробуй, изреки богатство мысли! Но поэт  – находит эти  самые нужные слова, и – как в формуле – концентрирует глубокую мысль озарения в двух-трех строках!

Вот еще одна ель, где на вершине – крест. А под ним – словно купол из шишек. Ель-храмина. В этом году много таких елей встречается. Есть и такие, как на картинах Чюрлёниса, – с короной.

У  этой ели на самой верхушке – птичка. Сидит, малютка, озирает окрестности… Ель покачивается и чуть шевелит огромными ветвями, хотя ветерка совсем и не чувствуется – не иначе, приветствует нас…

 

Птичка вспорхнула и полетела. И взгляд, устремленный за ней, получил в подарок за наблюдательность счастливый миг удачного ракурса: точно такого же размера – оттого, что пролетал несоизмеримо выше, – оказался рядом самолет; траектория его как бы пересеклась с полетом птички… И несколько мгновений они летели как бы рядом – две столь похожие, внешне, фигурки и столь разные по сути.

Ласточки кружат в самой вышине … Не такая уж частая для наших мест картина – в основном, они ближе к земле: погода в этих краях редко бывает устойчиво теплая. Их гнездышко над крыльцом дома – ежегодная наша радость, но и немалое волнение. Сколько переживаний за птенцов с тех пор, как одним неудачным летом гнездо обвалилось под тяжестью приплода, и  крошки погибли! Сейчас щебет нового потомства особенно ласкает слух и рождает постоянные мысли заботы: как помочь отважным перелетчицам укрепиться в наших краях?

…Ель, словно слушает эти рассуждения, и по всему видно: не мы за ней, а она за нами наблюдает со своей недосягаемой вышины. Ах, если бы и она так же любовалась нашими делами, как мы ее красотой! Каждая ветвь у нее – словно плюшевая кукла в театре марионеток, которая ждет руку артиста-чародея, свесив свои махровые изумрудного цвета одежды… Но попробуй выразить все это на бумаге – красками, словами, нотами! Целая симфония по сложности получается.

 

Взгляд словно прикован Елью: сплошь увешенная гирляндами светлых шишек, она – точь-в-точь новогодняя, но, если мыслить исторически, то и Первое сентября – Новый год – не за горами. Получается, встречаем с наряженной елью!

А тени на деревьях – отдельная жизнь! Вот только что, утром, была густая тень в деревах, и они, как стена, стояли… А прошло три-четыре часа, и солнце – уже за ними, и стали деревья все сплошь изящные и прозрачные – кружева!…

И снова тень – ежечасно она вносит свои акценты, живописно оттачивая причудливые рельефы. Каждое дерево и группы деревьев выстраиваются, как на подмостках – по замыслу Художника-постановщика и по смыслу той Пьесы, которая ежедневно играется на этой Сцене…

 

Солнце и тень – суть творцы Красоты Природы!  Свето-тень… Для кого-то премудрость их сочетаний – давняя цель постижения истины, но кто-то открывает все это заново…

 

Л.Владимирова, педагог.

Санкт-Петербург