Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

 

Марга Куцарова,

аспирант Софийского университета имени Св. Климента Охридского,
София, Болгария

Наследие Рерихов в России и судьба общественного
Музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов

 

Международно-правовые аспекты

Доклад на Международной научно-общественной конференции
«Мы любовью Родины богаты» (к 115-летию со дня рождения Ю.Н. Рериха)
9-10 октября 2017 года

 

 
  Марга Куцарова

В течение последних четырех лет руководство Министерства культуры РФ инициировало и осуществило ряд действий, открыто направленных на разрушение общественного Музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов и самого Международного Центра Рерихов (МЦР).

При этом довольно быстро законные средства были исчерпаны руководством Министерства, и цель не была достигнута. Последовало систематическое применение мер давления административного, финансового, информационного характера в отношении Международного Центра Рерихов и его общественного Музея со стороны государственных органов по инициативе этого же Министерства. Несмотря на их жесткость, они также не привели к искомому результату. Поскольку руководство Министерства культуры решило достигнуть своей цели, невзирая на используемые средства, мы стали свидетелями того, как в ХХІ веке, впервые в современной истории России, в отношениимузея и культурной организации были применены незаконные меры силового характера. Частным охранным предприятием (ЧОП), а затем специализированными структурами МВД совместно с представителями руководства Минкульта РФ и подчиненного ему Государственного музея Востока (ГМВ) 28 и 29 апреля 2017 года были осуществлены силовые действия, которые привели к незаконному принудительному закрытию общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР, к незаконному изъятию у Международного Центра Рерихов всего наследия Рерихов, которое законно ему принадлежит, к незаконному изъятию всего имущества МЦР, включая его архивы, документацию, а также личные вещи сотрудников. Эти факты представлены в докладе Вице-президента Международного Центра Рерихов А.В. Стеценко на Международной научно-общественной конференции «Мы любовью Родины богаты» [1]. Хронология силового незаконного захвата общественного Музея МЦР в апреле этого года и многие важные документы и публикации представлены на сайте Международного Центра Рерихов [2].

Возникает необходимость дать указанным выше событиям международно-правовую квалификацию. С точки зрения международного права нет никаких сомнений в том, что руководство Министерства культуры РФ при содействии других государственных органов РФ осуществило преднамеренное разрушение музея в мирное время – общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР в Москве. Им же осуществляются в настоящее время преднамеренные действия, направленные на разрушение культурной организации – Международного Центра Рерихов.

Эти действия Минкульта РФ необходимо рассматривать в контексте судьбы всего наследия Рерихов в России. Известно, что воля дарителя Юрия Николаевича Рериха, благодаря которому российское государство обладает ценнейшей коллекцией картин его знаменитого отца, не была выполнена, и обещанный государственный музей имени Н.К. Рериха на базе подаренных Юрием Николаевичем картин (свыше 400) так и не был создан [3]. Подавляющее число этих картин уже более полувека находятся в запасниках государственных музеев. Известно также, что Ю.Н. Рерих умер внезапно в Москве в мае 1960 года. Он не успел составить завещание в отношении коллекции картин своего отца, которая находилась в его московской квартире (свыше 120 картин), равно как и в отношении своего научного архива и архива его семьи. Его младший брат Святослав Николаевич Рерих, единственный законный наследник, не был допущен советскими властями к его наследию. В результате наследие Ю.Н. Рериха, оставшееся в его московской квартире, в том числе картины Н.К. Рериха, было разграблено при явном попустительстве Министерства культуры СССР, а затем и Министерства культуры РФ [3]. Согласно законодательству СССР и РФ, это наследие необходимо было описать, включить в музейный фонд страны и организовать на его основе музейную, научную и культурно-просветительскую работу.

В настоящее время на основании опубликованных архивных документов хорошо известно, что Министерство культуры СССР было против создания государственного музея Рериха на базе коллекции картин, подаренных Ю.Н. Рерихом, поскольку идеи Н.К. Рериха в искусстве, науке, философии противоречили господствующей советской идеологии. По мнению министерства, искусство Николая Константиновича могло привести к идеологическим отклонениям в сознании трудящихся [3, c. 40]. В СССР идеологический контроль был законодательно закреплен, сегодня он недопустим с точки зрения Конституции Российской Федерации. В свете этого преднамеренное разрушение общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР – знак крайне тревожный и серьезный.

Согласно данным, опубликованным Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека на его официальном сайте, в последние годы в Российской Федерации многие общественные организации (правозащитные, природозащитные) испытывают огромные трудности, которые нередко приводят к их закрытию. В отношении этих организаций со стороны властей применяются меры административного и финансового давления, изъятия их зданий и помещений, изъятия их имущества, а также имущества их сотрудников, очернения в государственных и подконтрольных государству СМИ. Общественный Музей имени Н.К. Рериха МЦР в Москве был уничтожен при использовании в течение свыше четырех лет полного набора этих мер. Главное в том, что впервые подобная программа мер по разрушению была применена в пространстве Культуры. Этот факт свидетельствует о том, что министр В.Мединский и его команда в руководстве Министерства культуры возрождают идеологический контроль прошлых времен в искусстве, науке, философии.

Впервые в современной истории России, именно при этом министре, официальная позиция руководимого им государственного органа исполнительной власти совпала с негативной позицией РПЦ от 1994 года в отношении философского наследия Рерихов, что привело к заявлениям со стороны руководства Минкульта РФ и ГМВ, а также к их действиям, которые полностью противоречат Конституции РФ и международному праву.

Преднамеренное разрушение культурной институции очень часто вызвано не только невежеством, нетерпимостью и желанием стереть с лица земли своего идеологического оппонента, но и корыстным желанием обогатиться за счет его культурного наследия. Этот преступный корыстный мотив существует, как свидетельствует история и современность, вне зависимости от того, совершается ли преднамеренное разрушение во время вооруженного конфликта или в мирное время. Безусловно, он присутствует и у тех чиновников, которые реализовали действия, направленные на разрушение общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР.

В докладе эти действия рассмотрены с точки зрения международного права. Для анализа использован весь комплекс международного права в области сохранения культуры и, в особенности, важный новый корпус документов, который выработан ООН и касается культурных прав человека. Вполне оправданно, однако, начать данное исследование с Пакта Рериха. Этот международный договор, инициированный великим русским художником, ученым и мыслителем Н.К. Рерихом, заложил основу существующей системы международного права в области охраны Культуры.

І. Пакт Рериха и права человека в области культуры

Подписанный в Вашингтоне в 1935 году Пакт Рериха предусматривает:

– защиту культурных объектов – исторических памятников, музеев, художественных, научных, образовательных и культурных учреждений – во время вооруженных конфликтов;

– защиту этих же культурных объектов в мирное время;

– защиту персонала всех этих объектов как во время вооруженных конфликтов, так и в мирное время.

Защита Пактом Рериха музеев, образовательных, научных, художественных, культурных учреждений включает в себя охрану не только их материальной субстанции, но также охрану их нематериальных характеристик – юридического статуса, завоеванного признания, характера деятельности, места в общественной и культурной жизни, условия развития их деятельности [4, c. 94]. Защита же Пактом Рериха персонала этих учреждений, иными словами – деятелей культуры, науки и искусства, включает в себя охрану не только физической, но и духовной целостности этих лиц, что требует предоставления им возможностей и условий для работы и проявления их творческого потенциала [4, c. 94]. То есть Пакт Рериха охраняет культурные права людей, которые являются работниками указанных выше учреждений.

Пакт предусматривает безусловную защиту культурных объектов и людей, благодаря которым эти объекты живут и развиваются, при этом он охраняет весь спектр культурных объектов в мирное время и во время вооруженных конфликтов. Так получилось, что впоследствии это единое целое, охраняемое Пактом Рериха, было расчленено. Произошла резкая дифференциация и, как часто бывает в таких случаях, многое было потеряно, поскольку сама основа, заложенная Пактом, была урезана. Мы остановимся здесь не на потерях, а на дальнейшем развитии международного права после принятия Пакта, тем более что сам Пакт Рериха – действующий международный договор, а это значит, что многие заложенные им возможности могут быть в будущем реализованы.

Разделение правил Пакта произошло по нескольким направлениям.

1. Положение Пакта о защите культурных ценностей во время вооруженных конфликтов стало неразрывной частью международного гуманитарного права, т.е. права, которое устанавливает правила ведения военных действий. На его основе была принята Гаагская конвенция 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта и протоколы к Конвенции (1954 и 1999).

2. Правило Пакта Рериха о защите культурных объектов в мирное время положило основу международному праву в области охраны культурных ценностей. Это, прежде всего, акты ЮНЕСКО – конвенции, а также рекомендации и декларации этой международной межправительственной организации системы ООН, которые касаются защиты культурного наследия в мирное время.

3. И, наконец, положение Пакта Рериха о защите персонала объектов культуры. Долгое время это чрезвычайно важное правило Пакта, которое касается по сути защиты культурных прав людей, работающих в области культуры, образования, науки, не получало никакого развития. Однако в последние десятилетия наметилась очень важная тенденция. Постепенно происходило все большее осмысление связи человека с культурным наследием, приходило осознание того, что мы имеем дело с важнейшим взаимоотношением «человек – объект культуры». Это в свою очередь привело к правозащитному подходу в области охраны культурного наследия, или, иными словами, к защите культурных ценностей с позиций прав человека.

Специальный докладчик ООН в области культурных прав человека госпожа Фарида Шахид [5] в 2011 году об этом написала так: «Рассмотрение доступа к культурному наследию и пользования им в качестве одного из прав человека является необходимым дополнительным подходом к сохранению/охране культурного наследия. Помимо сохранения/охраны самого объекта или проявления, необходимо учитывать права отдельных лиц и общин в отношении этого объекта или проявления и, в частности, рассматривать культурное наследие во взаимосвязи с его источником. Культурное наследие связано с человеческим достоинством и самоопределением. Наличие доступа к культурному наследию и возможности пользоваться им – это неотъемлемый атрибут представителя общины, гражданина и в более общем плане члена общества» [6, §2].

Эта новая и важная тенденция в международном праве в области культуры нашла свое отражение в определенной степени в актах ЮНЕСКО. Известно, что в рамках ЮНЕСКО принято немало международных договоров об охране культурного наследия в мирное время. Кроме деклараций и рекомендаций, государства – члены ЮНЕСКО приняли Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия (1972), Конвенцию о защите подводного культурного наследия (2001) и Конвенцию об охране нематериального культурного наследия (2003). Как отмечает Специальный докладчик ООН в области культурных прав человека, «широкая поддержка конвенций 1972 и 2003 годов свидетельствует об общем согласии в отношении необходимости сохранения/охраны культурного наследия. …Хотя эти договоры необязательно отражают правозащитный подход к вопросу о культурном наследии, в последние годы акцент был перемещен с сохранения/охраны культурного наследия как такового в силу его выдающегося значения для человечества на защиту культурного наследия как важнейшей ценности для отдельных лиц и общин с точки зрения их культурной самобытности (курсив мой – М.К.). В частности, усилению акцента на связи культурного наследия и культурной самобытности способствовало включение нематериального наследия в число охраняемых культурных объектов. ...В общем, чем новее договор, тем сильнее отражена в нем взаимосвязь с правами отдельных лиц и общин» [6, § 19, § 20].

Однако международно-правовая защита культурного наследия с точки зрения прав человека получила полноценное и плодотворное развитие не в ЮНЕСКО, а в созданном ООН механизме по правам человека. Этот механизм включает в себя: Совет по правам человека ООН (СПЧ ООН; в него входят 47 государств-членов ООН на ротационном принципе), Управление Верховного комиссара ООН по правам человека, ряд экспертных органов, созданных Советом по правам человека ООН при нем самом, в том числе Комитет по экономическим, социальным и культурным правам, и также должность Специального докладчика в области культурных прав человека, созданную в 2009 году [5].

Чтобы читатель, не знакомый с этой проблематикой, получил более объективное представление о механизме ООН по правам человека, нужно указать, что, к примеру, специальных процедур СПЧ ООН, в том числе Специальных докладчиков и Независимых экспертов при СПЧ ООН, – свыше 40 и работают они в разных областях, которые касаются прав человека: пытки, противозаконное лишение свободы, насильственные исчезновения, внесудебные или противозаконные экзекуции, права женщин, право на здравоохранение, расизм, свобода мнения и его выражения и т.д. Однако сам факт создания должности Специального докладчика ООН в области культурных прав человека свидетельствует о существенном сдвиге в восприятии этих прав, ибо в предыдущие десятилетия они практически часто рассматривались как не столь важные, как второстепенные. С другой стороны, создание сравнительно недавно Советом по правам человека ООН должности Специального докладчика в области культурных прав человека привело за прошедшие восемь лет к существенному позитивному развитию международного права в этой сфере при участии ведущей академической и правозащитной общности мира.

Механизм ООН по правам человека основывается на универсальных международных актах в области прав человека. Если мы говорим о культуре, то в этой области имеет значение, прежде всего, право человека на участие в культурной жизни, закрепленное в ст. 27 Всеобщей декларации ООН прав человека и в пункте 1а) ст. 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Документы, разработанные экспертным Комитетом по экономическим, социальным и культурным правам при СПЧ ООН, а также Специальным докладчиком в области культурных прав раскрывают содержание прав человека в области культуры, и прежде всего, права на участие в культурной жизни. В силу этого положения указанных документов они являются обязательными для всех государств-членов ООН.

Разработанный ООН корпус документов международного права в области культурных прав человека созвучен с мыслями и идеями инициатора Пакта Рериха. Приведу важный пример. Николай Константинович Рерих в 1931 году писал: «Там, где культура, там и мир. Там и подвиг, там и правильное решение труднейших социальных проблем» [7, с. 74]. В 2016 году Карима Бенун, Специальный докладчик ООН в области культурных прав человека, отметила в своем докладе: «Многие люди по-прежнему считают культурные права роскошью. Специальный докладчик намерена и далее демонстрировать, что культурные права имеют ключевое значение для реализации универсальных прав человека в целом и являются важнейшей составляющей в процессе решения многих текущих проблем – от конфликтов и постконфликтных ситуаций до дискриминации и нищеты» [8, § 5].

ІІ. Культурные права и преднамеренное разрушение общественного Музея имени Н.К. Рериха в мирное время

Культурные права человека определены следующим образом в докладах Специального докладчика ООН в этой области: «Культурные права защищают право каждого человека, взятого отдельно и в сообществе с другими людьми, а также групп людей, развивать и выражать свои человеческие качества, свое мировоззрение и смысл, который они придают своему существованию и своему развитию, посредством, в частности, ценностей, воззрений, убеждений, языков, знания и искусств, институтов и образов жизни. Их также можно рассматривать как защищающие доступ к культурному наследию и ресурсам, которые позволяют осуществлять такие процессы идентификации и развития» [9, § 9; 8, § 7].

ІІ.1. Нарушение культурных прав членов Международного Центра Рерихов и членов его трудового коллектива

ІІ.1.а. Право на участие в культурной жизни

Преднамеренные действия нынешнего руководства Министерства культуры РФ, направленные на уничтожение общественного Музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов в Москве и самого Международного Центра Рерихов, являют собой крайне тяжелое нарушение культурных прав членов Международного Центра Рерихов и членов его трудового коллектива, – как индивидуальных культурных прав, которые они осуществляют совместно, так и их коллективных культурных прав. Конкретно осуществлено чрезвычайно серьезное нарушение их права на участие в культурной жизни, закрепленное в ст. 27 Всеобщей декларации прав человека, и в пункте 1а) ст. 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Нарушены все три компонента, которое составляют содержание этого права, а именно: а) участие в культурной жизни; б) доступ к ней; в) вклад в культурную жизнь [10].

Нарушение указанного выше права на участие в культурной жизни членов МЦР и членов трудового коллектива МЦР – как индивидуального, так и их коллективного права, – имеет своим следствием то, что они в значительной степени ограничены или полностью лишены возможности: а) участвовать в создании форм духовного, материального, интеллектуального и эмоционального самовыражения общества, к которому они принадлежат; b) участвовать в развитии этого общества, в определении, разработке и осуществлении политики и решений, оказывающих воздействие на осуществление их культурных прав [9, § 54].

ІІ.1.б. Право на доступ к культурному наследию и пользованию им

Право на доступ к культурному наследию и пользованию им является частью международного права прав человека и основывается на праве участия в культурной жизни [6, § 78; 8, § 50]. Нарушено индивидуальное и коллективное право членов МЦР и членов трудового коллектива МЦР на доступ к культурному наследию и пользованию им – это культурное наследие Рерихов, переданное в собственность Международному Центру Рерихов С.Н. Рерихом, равно как и культурное наследие Рерихов, приобретенное Международным Центром Рерихов за годы его существования и работы.

Указанное культурное наследие, переданное Международному Центру Рерихов лично С.Н. Рерихом, равно как и культурное наследие, приумноженное Международным Центром Рерихов за четверть века его существования и работы, включает в себя: картины Н.К. Рериха, картины С.Н. Рериха, рисунки всех четырех членов семьи Рерихов; рукописи философских, научных, литературных работ Елены Ивановны Рерих, Николая Константиновича Рериха и их сыновей; мемориальные личные предметы Рерихов; книги из личной библиотеки Рерихов; редкие коллекции восточного искусства, собранные Рерихами; архив семьи Рерихов и другие музейные предметы. Это – культурное наследие, благодаря которому члены МЦР и члены трудового коллектива МЦР выражают свою человеческую природу, наполняют смыслом свое существование, формируют мировоззрение. Культурное наследие Рерихов, которое принадлежит Международному Центру Рерихов, является тем ресурсом, который способствует процессу культурного самоопределения и развития членов МЦР и членов его трудового коллектива, это наследие Рерихов они стремятся передать будущим поколениям [6, § 6].

Право на доступ к культурному наследию и пользованию им включает: а) право знать, понимать, иметь доступ, посещать, использовать, поддерживать, обменивать и развивать культурное наследие; быть бенефициаром культурного наследия и творчества других лиц; b) право на участие в процессе определения, толкования и развития культурного наследия, а также в разработке и осуществлении политики и программ сохранения/развития [6, § 79; 8, § 51].

Действия руководства Министерства культуры РФ, направленные на разрушение общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР, приводят к тяжелому нарушению обоих компонентов права членов МЦР и членов трудового коллектива МЦР на доступ к описанному выше наследию Рерихов, являющемуся собственностью Международного Центра Рерихов. В особенности это касается упомянутого выше права на участие в процессе определения, толкования и развития культурного наследия Рерихов, которое в силу разрушения общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР и возможного уничтожения Международного Центра Рерихов может быть полностью нарушено. Это будет иметь своим следствием то, что право определения, толкования и развития культурного наследия Рерихов станет исключительной монополией государственных структур Российской Федерации в области культуры.

ІІ.1.в. Право на участие в культурной жизни и культурное разнообразие

Право участвовать в культурной жизни является ключевым элементом защиты культурного разнообразия [9, § 25; 11, c. 29]. Нарушение со стороны руководства Министерства культуры РФ права членов МЦР и членов его трудового коллектива на участие в культурной жизни, на доступ к культурному наследию Рерихов, переданного Международному Центру Рерихов С.Н. Рерихом, равно как и приобретенному самим Международным Центром Рерихов, имеет своим следствием очень тяжелое нарушение обязанности Российской Федерации охранять и защищать культурное разнообразие в соответствии с положениями Универсальной декларации ЮНЕСКО от 2001года о культурном разнообразии. Стремление к монополизации права определения, толкования и развития культурного наследия Рерихов со стороны государственных структур Российской Федерации ясно свидетельствует об этом нарушении (см. выше ІІ.1.б).

В ст. 23 Рекомендации ЮНЕСКО от 2015 года об охране и популяризации музеев и коллекций, их разнообразия и их роли в обществе сказано: «Разнообразие музеев и наследия, хранителями которого они являются, составляет их величайшую ценность». Преднамеренное разрушение руководством Министерства культуры РФ общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР и стремление уничтожить МЦР являет собой тяжелое нарушение указанной выше ст. 23 Рекомендации о музеях ЮНЕСКО. Российская Федерация нарушает свою обязанность охранять и защищать разнообразие музеев по двум направлениям:

– во-первых, руководство Министерства культуры РФ стремится исключить из музейного, культурного и научного пространства философское наследие Рерихов, тем самым желая монополизировать подачу наследия Рерихов в музейном, культурном и научном пространстве России. Это нарушение тем более тяжелое, учитывая тот факт, что общественный Музей МЦР утвердил себя в качестве ведущей институции в области сохранения, популяризации и исследования наследия Рерихов;

– во-вторых, разрушая крупнейший общественный музей в России – Музей имени Н.К. Рериха МЦР – Российская Федерация подавляет развитие общественных музеев в стране, а значит, подавляет общественную инициативу в области культуры. Общественные музеи вносят очень важный вклад в разнообразие музеев.

ІІ.1.г. Право на свободу, необходимую для научных исследований и творчества, и право на пользование плодами научного прогресса и их практического применения

Указанные выше действия руководства Минкульта и других органов РФ, принявших участие в разрушении общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР, нарушают права на свободу, безусловно необходимую для научных исследований и творческой деятельности, которое закреплено в п. 3 ст. 15 Международного Пакта об экономических социальных и культурных правах.

Научная работа Международного Центра Рерихов, проводимые им ежегодные международные научно-общественные конференции и другие научные форумы являются уникальными. Научная работа МЦР базируется на методологических научных подходах, содержащихся в философской системе Живой Этики и на ее системе научного познания мира. Действия, направленные на уничтожение Международного Центра Рерихов, могут привести к нарушению права на пользование плодами научного прогресса и их практического применения, закрепленного в ст. 27 Всеобщей декларации прав человека и в п. 1b) ст. 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.

ІІ.2. Нарушенные культурные права всех людей

Нет оправдания указанной выше монополизации права на определение, толкование и развитие культурного наследия Рерихов как с точки зрения международного права прав человека, так и с точки зрения того, что Международный Центр Рерихов, основанный последним из семьи Рерихов – С.Н. Рерихом, воплощал в жизнь концепцию своего основателя о том, каким должен быть общественный Музей имени Н.К. Рериха; МЦР стал ведущей и крупнейшей культурной институцией в области исследования, сохранения и популяризации творчества Рерихов; он дает широкой общественности понимание идей Рерихов в области искусства, философии, науки, которое соответствует подходу и творчеству самих Рерихов.

Учитывая, что Международный Центр Рерихов является культурно-просветительским и научным центром, учитывая то, что благодаря его работе идеи Рерихов в области философии, искусства, науки становятся частью культурной, научной, общественной жизни, указанное выше нарушение культурных прав членов МЦР и членов его трудового коллектива приводит к нарушению культурных прав всех членов общества [8, § 36].

Ввиду этого нарушение права членов МЦР и членов его трудового коллектива на доступ к указанному выше наследию приводит практически к значительному ущемлению свободы развития искусства, философии и науки в принципе.

ІІ.3. Нарушенные культурные права участников Международного Рериховского движения

Указанное выше нарушение культурных прав всех людей относится, конечно, и ко всем участникам Международного Рериховского движения, духовным фокусом которого является МЦР, в их статусе граждан и членов общества.

Однако разрушение общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР в Москве и попытки уничтожить Международный Центр Рерихов со стороны Минкультуры РФ имеют своим следствием нарушение культурных прав людей, принадлежащих к Международному Рериховскому движению, в статусе участников Движения.

Напомним, что Рериховское культурно-просветительское движение формировалось естественно вокруг своего фокуса – Международного Центра Рерихов и его общественного Музея имени Н.К. Рериха в Москве. Оно возникло именно благодаря созданию МЦР и его Музея, оно объединено стремлением исполнения и соблюдения воли Святослава Николаевича Рериха в отношении МЦР и его Музея, что отражено и в основополагающих документах этого Движения. Участники Рериховского движения со всех концов России, а также из многих стран мира участвовали своим трудом и своими средствами в создании общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР, в реставрации его здания – усадьбы Лопухиных в Москве. Они участвовали и участвуют в проведении культурно-просветительских проектов и выставок МЦР, к примеру, в проведении фотовыставки МЦР «По маршруту Мастера» в России и в других странах Европы и Азии, в реализации международного выставочного проекта МЦР «Пакт Рериха. История и современность» в более чем 150 городах России и в 17 странах Азии, Европы, Америки. Они принимали и принимают активное участие в проведении ежегодных международных научно-общественных конференций МЦР, проводимых в его общественном Музее имени Н.К. Рериха, в выставках, концертах и других мероприятиях в общественном Музее. Участники Движения вносят свой важный вклад в осуществление изданий МЦР, в том числе художественных, научных и философских работ Рерихов, которые, в свою очередь, являются основой проведения культурно-просветительской деятельности всего Движения.

Иными словами, Международное Рериховское движение участвует в культурной жизни российского общества и международного сообщества в значительной степени путем участия в выставках, проектах, семинарах, конференциях, конкурсах творчества и других мероприятиях МЦР, а также в мероприятиях совместно с МЦР. Поскольку Международный Центр Рерихов является фокусом Международного Рериховского культурно-просветительского движения, то нарушение культурных прав членов МЦР и его трудового коллектива приводит к нарушению культурных прав и всех участников Рериховского движения. Это – право на участие в культурной жизни, право на доступ к культурному наследию, принадлежащему МЦР, и другие права. Поэтому там, где в настоящем докладе говорится о нарушении культурных и других прав членов МЦР и членов его трудового коллектива, нужно иметь в виду, что это нарушение относится соответственно и к правам всех участников Рериховского международного движения.

ІІІ. Права человека, неразрывно связанные с культурными правами

Нарушен ряд прав человека, которые неразрывно связаны с правом на участие в культурной жизни, равно как и с правом на доступ и использование культурного наследия.

Нарушено право на свободу мысли и свободу совести членов МЦР, членов трудового коллектива МЦР, участников Международного Рериховского движения, а также всех людей, закрепленное в п. 1 ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также в Конституции Российской Федерации (ст. 28). Это так, поскольку одним из ведущих мотивов преднамеренного разрушения общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР и самого МЦР является неприятие философского наследия Рерихов со стороны клерикальной, а именно – Русской Православной Церкви, и поддержка позиции церкви нынешним руководством Министерства культуры РФ.

Преднамеренное разрушение общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР и стремление ликвидировать МЦР приводит и к очень серьезному нарушению права на свободу мнения и права на свободу его выражения, которые закреплены в пп. 1 и 2 ст. 19 Международного Пакта о гражданских и политических правах. Нарушение этих же прав имеет место конкретно и в результате необоснованного и по сути незаконного запрета на фильм Международного Центра Рерихов «Зов Космической эволюции». Запрет является частью кампании по дискредитации МЦР и всего набора мер, направленных на разрушение МЦР и его Музея.

Проводимая в отношении Международного Центра Рерихов и его Музея со стороны государственных органов Российской Федерации и, прежде всего, со стороны Министерства культуры РФ и государственных СМИ информационная блокада, а также систематическая кампания очернения приводят к серьезному нарушению права на информацию, а также к нарушению свободы искать, получать, и распространять информацию и идеи, которые закреплены в п. 2 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Рассмотрение нарушенных прав в настоящем докладе не является исчерпывающим.

ІV. Международно-правовые обязательства российского государства уважать и сохранять наследие Рерихов

Художественное, философское, научное наследие Рерихов – это наследие мирового значения. Оно является частью культурного наследия всего человечества. В силу этого, на основании ряда международно-правовых актов, Российская Федерация обязана уважать и сохранять это наследие на своей территории. Обоснование этого обязательства российского государства, безусловно, имеет большое значение для юристов-международников, но в силу ограничений объема доклада, оно здесь не будет представлено [12].

Второй чрезвычайно важный момент. Нынешнее руководство Министерства культуры РФ за последние четыре года не раз давало понять российской и международной общественности, что оно не считает философское наследие Рерихов наследием мирового значения, более того, оно не считает его наследием национального значения и вообще отказывает ему в какой-либо ценности. Свидетельств этой позиции нынешнего руководства Минкульта РФ имеется множество. Наиболее яркое из них – это потрясающая своей низостью и интенсивностью клеветническая кампания с целью дискредитации философского наследия Рерихов и Международного Центра Рерихов, проводимая при помощи государственных СМИ России.

В этой связи нужно сказать, что современное международное право имеет важную новость для высоких чиновников от культуры Российской Федерации: она состоит в том, что государство обязано сохранять наследие Рерихов на своей территории вне зависимости от того, считает ли оно его наследием национального или мирового значения. Так, Комитет по экономическим, социальным и культурным правам при СПЧ ООН подчеркивает, что обязательства государств по защите и охране свобод, культурного наследия и разнообразия оказываются взаимосвязанными, и, следовательно, обязательство государств обеспечивать право на участие в культурной жизни в соответствии со ст. 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах включает в себя обязательство уважать и защищать культурное наследие всех групп во всех его формах [13].

Поскольку наследие Рерихов имеет важнейшее значение и ценность для МЦР и для всего Международного Рериховского культурно-просветительского движения, Российская Федерация, безусловно, обязана уважать и сохранять это наследие на своей территории, в том числе его философскую составляющую.

Международное право – это выражение определенного накопленного опыта человечества в конкретной области, в нашем случае – в области культуры. Можно вспомнить высокомерие европейских колонизаторов, не понимающих значение культурного наследия народов Америки и Азии. Можно напомнить преследования ученых и уничтожение их научных трудов в период Инквизиции. Следует напомнить невежество сталинской «пятилетки безбожия», когда в силу идеологических причин было уничтожено множество бесценных памятников культуры России и других народов СССР – храмы, монастыри, иконы, а также бесценное научное наследие ученых самых разных областей науки, от физики и биологии до востоковедения. Достаточно упомянуть имена Александра Чижевского, Андрея Вострикова и добавить, что список ученых, уничтоженных научных трудов и научных архивов в СССР чрезвычайно длинен. Все, кто разрушал и уничтожал, в разные века и в разные времена, в силу своего невежества и узости сознания считали себя правыми. Но «роскошь» уничтожения должна остаться в прошлом. Никто не может утверждать, что то достояние, которое сегодня кому-то, облеченному властью, кажется никчемным и вредным, завтра не будет иметь огромное значение для всего человечества. Это одна из важнейших причин, почему Комитет по экономическим, социальным и культурным правам при СПЧ ООН указывает государствам, что на основании ст. 15 цитированного Международного пакта государства обязаны уважать и защищать культурное наследие всех групп населения на своей территории во всех его формах.

Международно-правовое обязательство Российской Федерации уважать и защищать наследие Рерихов на своей территории включает:

– обязанность сохранять это наследие физически;

– не препятствовать его использованию по предназначению – для музейной, научной, культурно-просветительской, миротворческой деятельности;

– не расчленять искусственно единое наследие на составляющие его части, изымая определенную часть – философскую – из музейного, научного и культурного пространства.

В отношении наследия, принадлежащего Международному Центру Рерихов, обязательство Российской Федерации, кроме указанного выше, включает также:

– обязанность не нарушать волю дарителя – Святослава Рериха; обязанность уважать концепцию Святослава Рериха в отношении созданного по его инициативе Международного Центра Рерихов;

– обязанность не нарушать права общественной организации «Международный Центр Рерихов» и созданного ею общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Рассмотрим соблюдение этих обязательств государством.

Неисполнение обязанности физического сохранения наследия Рерихов

(а) Российская Федерация допустила разграбление наследия Рерихов из московской квартиры Юрия Рериха [3], не расследовала это преступление, не наказала виновных и не пыталась спасти это наследие;

(b) российское государство допустило разворовывание коллекции картин Рерихов, принадлежащей С.Н. Рериху, переданной им основанному по его инициативе Международному Центру Рерихов и незаконно удерживаемой Государственным музеем Востока (в 2012 году действующий тогда министр культуры А.А.Авдеев официально констатировал, что в коллекции из 288 картин Рерихов, находящейся в ГМВ, отсутствуют шесть картин).

Препятствие использованию наследия Рерихов согласно его предназначению

Российская Федерация (правопреемник СССР) не только допустила распыление и физическую потерю наследия Рерихов в России, она также препятствовала использованию этого наследия согласно его предназначению – для музейной, научной, культурно-просветительской, миротворческой деятельности:

(а) в СССР был разрушен общественный Музей Рериха Латвийского общества Рериха в Риге, созданный в 1937 году, и было закрыто само Латвийское общество. Государственный музей Рериха не был создан;

(b) в СССР и в Российской Федерации не был создан государственный музей Рериха на базе картин, подаренных государству Юрием Рерихом, и планов создать такой музей у Министерства культуры РФ нет. Более полувека свыше 300 картин Н.К. Рериха пребывают в государственных запасниках;

(с) Российской Федерацией в лице руководства Министерства культуры были осуществлены систематические действия, направленные на преднамеренное разрушение общественного Музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов, и в настоящее время продолжается ряд действий, имеющих своей целью уничтожение самого МЦР.

Расчленение единого наследия Рерихов, изъятие философской его составляющей из музейного пространства

Одной из главных целей разрушения руководством Министерства культуры РФ общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР – это именно расчленение наследия Рерихов, включающее в себя как единое целое их философское, художественное и научное творчество, изъятие философской составляющей этого наследия из музейного пространства страны с целью ее дальнейшего полного изъятия из культурного и научного пространства.

Декларированные цели государственного музея Рериха, одиозно созданного в усадьбе Лопухиных на руинах уничтоженного Минкультом РФ общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР, лишний раз подтверждают это.

Учитывая вышеизложенное, следует сделать вывод, что Российская Федерация полностью нарушила все свои обязательства уважать и сохранять наследие Рерихов на своей территории.

Остановимся конкретно и на вопросе о выполнении государством своих обязательств уважать и защищать наследие Рерихов, принадлежащее МЦР. Ко всему уже сказанному нужно добавить, что Российская Федерация в лице Минкульта РФ полностью пренебрегла волей основателя МЦР С.Н. Рериха и правами Международного Центра Рерихов. Кроме того, преднамеренное уничтожение общественного Музея МЦР направлено на разрушение созданной в течение свыше двух десятилетий ткани сотрудничества многих людей, накопленных знаний, сформировавшегося коллектива. Оно направлено на разрушение единого целого, которое являют собой культурное наследие Рерихов, принадлежащее МЦР, с одной стороны, и коллектив МЦР, работающий с этим наследием уже более четверти века, с другой. Наконец, это деяние создает реальную угрозу физической утраты предметов из наследия Рерихов, принадлежащего Международному Центру Рерихов.

Поскольку обязательствам государства соответствуют права человека, преднамеренное разрушение общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР и попытки уничтожить сам МЦР привели к крайне тяжелому нарушению всех культурных прав членов МЦР, членов его трудового коллектива, участников Международного Рериховского движения, а также культурных прав всех людей.

Преднамеренное разрушение общественного Музея МЦР в мирное время и преднамеренные действия, направленные на уничтожение самого МЦР, приводят к ущемлению чувства человеческого достоинства всех членов общества. Оно является не менее тяжелым нарушением, чем преднамеренное разрушение культурного наследия во время вооруженных конфликтов. Это – преступление в области культуры.

Это и антипод культуры. Разрушение – антипод созидания и творчества. Возможно ли, чтобы Министерство культуры разрушало музей?! Увы, факты говорят именно об этом. В более общем историческом плане нужно сказать, что разрушенные храмы, монастыри, уничтоженные научные документы и архивы в сталинский период в СССР свидетельствуют о том, что политика разрушения в области культуры – не прецедент в России. В этом смысле министр В. Мединский – продолжатель весьма печальной «традиции», что является, как и было сказано в начале этого доклада, тревожным знаком возрождения идеологического контроля в области культуры. Но есть и отличия. Если Советская власть откровенно заявляла о желании утвердить в стране единую марксистко-ленинскую идеологию и устраняла все, что ей не соответствовало, то нынешнее руководство Министерства культуры РФ декларирует свою приверженность международному праву, международным стандартам в области культуры, в том числе защите культурного разнообразия, но на деле осуществляет действия, которые им полностью противоречат.

Н.К. Рерих писал о том, что «русский народ как наследник славного будущего должен стать особым защитником Культуры» [14, с. 170]. Отмечая его слова «особый защитник Культуры» в отношении русского народа, Людмила Васильевна Шапошникова, Генеральный директор общественного Музея имени Н.К. Рериха, подчеркивает, что Рерих открыто протестовал против разрушения советскими властями в 30-е годы ХХ века тысяч памятников культуры [15, с. 156-157]. Там, где имело место умышленное разрушение культурного наследия и культурных институций в мирное время, там нужны особые усилия для того, чтобы подобное никогда более не происходило. По мысли Николая Константиновича, русскому народу предназначено стать наследником славного будущего, но он может этим великим будущим овладеть, только научившись уважать и защищать Культуру – культурное наследие и культурные права людей.

Глубоко уверена, что Россия, пройдя через тяжелейший опыт разрушения, научится особо охранять Культуру. Народ России научится защищать свои великие культурные ценности и станет в этом действительно ведущим. Наследие Рерихов и деятельность Международного Центра Рерихов внесут свой важнейший вклад в это великое достижение. Выражая кредо своей семьи, Святослав Николаевич Рерих говорил: «Мы верим в Россию».

    ________________________________

1. Стеценко А.В. Преднамеренное разрушение Министерством культуры общественного Музея имени Н.К. Рериха – удар по России. Доклад на Международной научно-общественной конференции «Мы любовью Родины богаты» (К 115-летию со дня рождения Ю.Н. Рериха). 9-10 октября 2017 года. Москва // Международный Центр Рерихов (офиц. сайт). Режим доступа: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=5594

2. Сайт Международного Центра Рерихов. Режим доступа: www.icr.su; www.save.icr.su

3. Ревякин Д.Ю. Гибнущее наследие: Московская квартира Ю.Н. Рериха. Каталог. Фотохроника. Архивные документы. М.: Международный Центр Рерихов, 2010.

4. Александров Э. Международно-правовая защита культурных ценностей и объектов. София: София Пресс, 1978.

5. Совет по правам человека ООН в 2009 году своей Резолюцией 10/23 учредил на трехлетний период новую Специальную процедуру, именуемую «Независимый эксперт в области культурных прав человека». В дальнейшем эта Специальная процедура была продлена и повышена в своем статусе до уровня «Специальный докладчик в области культурных прав человека». Совет по правам человека ООН выбрал на этот пост на первые два мандата (максимальный срок) госпожу Фариду Шахид (Пакистан), с 2015 года на этот пост выбрана госпожа Карима Бенун (ученый, юрист и правозащитник из США алжирского происхождения).

6. Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Совет по правам человека. Семнадцатая сессия, 21.03.2011 г. Доклад Независимого эксперта в области культурных прав госпожи Фариды Шахид. A/HRC/17/38.

7. Рерих Н.К. Знамя Мира. Конференция в Бельгии. 1931 г. // Н. Рерих. Держава Света. Священный дозор. Рига: «Виеда», 1992.

8. Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Совет по правам человека. Тридцать первая сессия, 03.02.2016 г. Доклад Специального докладчика в области культурных прав госпожи Каримы Бенун. A/HRC/31/59.

9. Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Совет по правам человека. Четырнадцатая сессия, 22.03.2010 г. Доклад Независимого эксперта в области культурных прав госпожи Фариды Шахид. A/HRC/14/36.

10. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам при СПЧ ООН. Замечание общего порядка 21, пункт 15.

11. ПРООН. Доклад о развитии человека. 2004.

12. Обоснование этих обязательств Российской Федерации базируется на положениях Гаагской конвенции 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, которые приравниваются к нормам международного обычного права; на положениях Декларации ЮНЕСКО (2003), касающейся преднамеренного разрушения культурного наследия, Конвенции 1970 года о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, Конвенции 1972 года об охране всемирного природного и культурного наследия, Рекомендации 1972 года ЮНЕСКО об охране культурного и природного наследия в национальном плане и других актов международного права.

13. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам при СПЧ ООН. Замечание общего порядка 21, пункт 50.

14. Знамя Мира. М.: МЦР, 1995.

15. Шапошникова Л.В. Актуальность Пакта Рериха в современном мире // Л.В. Шапошникова. Держава Рерихов. Т. ІІ. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2006.

 

Источник: сайт Международного Центра Рерихов