Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал


Опубликовано: «Культура и время».  – № 3. – 2009. – С.42-51  

PDF- версия

 

«Помните, что чистые мысли действуют как озон!»

Е.И. Рерих о воспитании детей

Разводовская Анастасия Сергеевна,

соискатель ученой степени кандидата философских наук,

научный сотрудник Международного Центра Рерихов, Москва

 

Можно заметить, как радостно открываются глаза ребенка,
когда его движения и восклицания о сокровенном бережно поддержаны.
Агни Йога, 457
Сама я мать двух сыновей, всем сердцем отдавшихся Учению и Служению,
потому мне особенно дорого, когда именно молодые души
стремятся приложить свои силы на служение человечеству.
Е.И. Рерих

«Радуюсь, родная, Вашему желанию стать учительницей малых детей и вложить в малое сознание любовь к прекрасному расширению сознания и постепенно вырабатывая в каждом из них ЧЕЛОВЕКА. Это то, что так неотложно нужно сейчас, именно вырабатывая в нем ЧЕЛОВЕКА»1. Так писала в 1951 году одной из своих корреспонденток Е.И. Рерих.

Удивительная женщина, отдавшая всю свою жизнь служению людям и при этом воспитавшая двух великих сыновей, к которым мы с полным правом и благодарностью применяем ее определение ЧЕЛОВЕКА. Женщина, которую называли матерью не только ее собственные дети, но многие сотрудники и ученики. Женщина, названная Матерью Агни Йоги ее Руководителем. Такой осталась в сердцах людей Елена Ивановна Рерих, поднявшая на небывалую высоту священное понятие Матери и показавшая его всечеловеческий, всевмещающий смысл.

И не случайно именно к ней обращались за советами по воспитанию детей. Обладая бесценным практическим опытом материнства и постоянно расширяя его в новых ипостасях, освещенных идеями философского учения Живой Этики, главного труда ее жизни, Елена Ивановна с радостью делилась своими знаниями, излагая ученикам главные принципы воспитания человека Новой Эпохи. «Родная моя, когда я говорю о воспитании и образовании, – писала она Валентине Дутко, – я всегда имею в виду те основы, которые даются в книгах Учения. Выписки такие собраны мною в отдельную тетрадь»2. Елена Ивановна подчеркивала важность идей Живой Этики для формирования юного поколения и предлагала своим корреспондентам полностью опираться на них в воспитании своих детей. Великое счастье – родиться в семье, где уже живет Учение, писала она, – детским сердцам, открытым к духовному устремлению, к Знанию и Красоте, будут особенно близки прекрасные формулы Учения, зовущего человека к его космическому предназначению.

 

Семья


Семья и дети всегда были для Елены Ивановны и Николая Константиновича Рерихов священными понятиями. Создавая свой очаг, Елена Ивановна ставила перед собой самые высокие цели. Несколькими годами раньше Лев Николаевич Толстой сказал ее будущему мужу пророческие слова. «Случалось ли в лодке переезжать быстроходную реку? – спросил он, посмотрев на картину молодого художника “Гонец”. – Надо всегда править выше того места, куда вам нужно, иначе снесет. Так и в области нравственных требований надо рулить всегда выше – жизнь все снесет. Пусть ваш гонец очень высоко руль держит, тогда доплывет»3. Елена Ивановна интуитивно следовала именно такому принципу. И Николай Константинович почувствовал это: их устремления совпали, и они продолжили путь вместе, направляя свою ладью к одной высокой Цели, в полном духовном единении встречая все бури жизни. Десятилетия спустя Елена Ивановна будет писать своим сотрудникам об огромном значении гармоничной семьи – основе дальнейшего существования человечества: «Помните, как сказано в Учении, что люди должны сочетаться даже по стихиям. Лишь родители, принадлежащие к одной стихии, могут дать здоровое и уравновешенное потомство. В жизни же мы видим, как часто огонь сочетается с водою или воздух с землею. <...> Придет время, и эта истина встанет перед людьми, придерживаться которой станет насущною необходимостью»4.

Николай Константинович называл ее другиней, спутницей и вдохновительницей. Он считал Елену Ивановну своей Ведущей и посвятил ей картину, на которой изобразил женщину, показывающую своему спутнику-мужчине путь к горным вершинам. Она была больше, чем жена своему мужу, и больше, чем мать своим сыновьям, – она была духовным маяком семьи, осуществив в жизни то, что Живая Этика называет истинным предназначением женщины, – «великую миссию Матери Мира». А начиналась эта миссия с трудного и прекрасного земного материнства.

 

Дети

Старший Юрий и младший Святослав появились на свет с разницей чуть больше двух лет. И сразу окунулись в атмосферу любви, высокой культуры и красоты. Они соприкасались с красотой повсюду: дома, где их окружали живописные полотна известных мастеров, древние лики икон и другие уникальные коллекции, с любовью собранные родителями; на улицах Петербурга, среди величественных памятников и архитектурных ансамблей.

Не меньшую роль в развитии Юрия и Святослава играло общение с Природой. Елена Ивановна и Николай Константинович проводили много времени среди природы: на летние месяцы они уезжали из Петербурга в какое-нибудь уединенное место в одной из ближайших губерний или, если того требовала работа главы семейства, отправлялись в зарубежные поездки. Родители всячески поощряли тягу мальчиков к живой природе, учили детей понимать ее язык, слушать ее мудрый голос, любить ее красоту. «Светкина любовь ко всему живому простирается и на дождевых червей, улиток и прочих мерзостей, – писала Елена Ивановна своему мужу, находившемуся в отъезде. – Набрал этой гадости целую массу, все ведерки и банки заняты этой коллекцией, и не позволяет выбрасывать»5. Родители часто выходили с сыновьями на совместные творческие прогулки, где каждый, помимо общения, занимался своим делом: дети ловили бабочек и стрекоз, собирали гербарий, делали зарисовки в своих тетрадях, Елена Ивановна фотографировала, Николай Константинович писал картины. Живой пример любви родителей к природе, искреннего внимания к каждому ее явлению был для мальчиков лучшей школой жизни.

Любящая мать внимательно следила за интересами детей, никогда ни на чем не настаивала, но незаметно направляла и давала каждому ребенку именно то, что было ему необходимо в данный момент. Старший, увлеченный историей, командовал армиями оловянных солдатиков, а младший, захваченный миром живой природы, был окружен коллекциями всякой живности и минералов. «Мой брат с самых ранних лет интересовался историей, – вспоминал Святослав Николаевич, – поэтому она [Елена Ивановна] бережно собирала для него книги, которые бы ему помогали, вместе с ним ходила по музеям, учреждениям, которые помогли бы его как-то направить. <...> У меня тоже рано пробудился интерес к естественным наукам. Я очень интересовался орнитологией, зоологией. Елена Ивановна доставала мне все книги, которые могла найти. Она покупала нам чучела птиц, собирала для нас коллекции насекомых. Кроме того, меня привлекали красивые камни, минералогия. Она помогала собирать уральские и другие камни. <...> Таким образом, наш маленький детский мир тогда был насыщен большими и замечательными впечатлениями»6.

Елена Ивановна воспитывала своих детей только на настоящих вещах: она никогда не давала им бесполезных игрушек и никогда не читала «пошлейших» детских рассказов, но только то, что способствовало развитию их мышления, любознательности и воспитывало чувство красоты. Двухлетний Юрий любил разглядывать альбомы и каталоги музеев и выставок, оба мальчика с большим интересом изучали книги, в которых лучшие профессора того времени популярно рассказывали о всех отраслях знания. Елена Ивановна очень ценила книги о подвигах и героях: «Пусть дети называют себя героями и применяют к себе качества замечательных людей. Пусть дадут им книги четкого изложения, где без примирительных смазываний будет очерчен облик труда и воли»7. Прекрасным примером настоящего дела, которым вместе занимались все члены семьи, было расчищение икон и картин от поздних наслоений, которое доставляло большую радость как детям, так и взрослым.

Одной из важных основ воспитания Елена Ивановна считала дисциплину. Она с самых ранних лет развивала в детях терпение, целеустремленность и систематичность. Уже в конце жизни, подытоживая свой богатый опыт, Елена Ивановна написала женщине, ожидающей ребенка: «...проявите строгую дисциплину с самого первого дня его рождения. Не позволяйте носить его на руках, пусть лежит в постельке, пока не научится сидеть, а затем пусть ползает на ковре и укрепляет свои мышцы. Не пытайтесь развлекать его разными глупыми погремушками, но, когда начнет немного соображать, дайте ему красочные изображения и игрушку, где можно проявить хотя бы некоторую сообразительность. Пусть умеет дольше сосредотачиваться на одном занятии. Чаще беседуйте с ним. “Не изнеживайте его, не балуйте и зорко присматривайтесь к его наклонностям” – таков совет Учителя»8.

Она советовала своей молодой сотруднице, имеющей двух малышей, не повторять ее ошибку – не давать детям повод считать, что жизнь матери начинается и заканчивается только ими: «Пусть научатся уважать и ценить Вас. С ранних лет внушите им осознание значения, ценности и ответственности каждого существования»9.


Елена Ивановна не уставала напоминать своим сыновьям об огромной ответственности человека за свою одаренность, данную не для себя, но на пользу миру. Она говорила: кому много дано, с того много и спрашивается. А Юрию и Святославу было дано много, и потому требовалось немало времени и усилий, чтобы направить все их устремления в нужное русло. И мудрое материнское сердце неусыпно следило за становлением детей.

Наклонности мальчиков с годами приобретали все более определенные очертания. Юрий серьезно занимался историей (главным образом историей Востока), восточными языками и правом. Святослав увлекался архитектурой, живописью, естествознанием и медициной. И Елена Ивановна, все более тонко, незаметно и тактично, продолжала давать им наставления, с большим уважением относясь к выбору и труду своих сыновей. «Ну, целую тебя, моего славного мальчика, работай, не унывай и помни, что мы очень счастливые, имея такие духовные ресурсы, – писала она 19-летнему Юрию, – ибо только в них истинное счастье. Чем больше знаний, тем больше счастья!!!  И, изучая что-либо, не упускай из виду общего [мирового] плана»10. А вот отрывок из письма 27-летнему Святославу: «Родной мой, любимый Свет, птенчик, сердце мое говорит сердцу твоему, давно стремлюсь сказать тебе, но, зная, как ты не любишь указаний, с тоскою сдерживала себя. Уже с конца авг[уста] имела ряд предостережений относительно окружающих тебя лиц. <...> Творческий путь, указанный тебе Вл[адыкой] в Его великой любви и заботе о тебе, лежит перед тобою во всей красоте и неповторяемости своей. Осознай его, радость моя, и устремись к чистому строительству, иди верхним, высшим путем! Темные руки, прикасаясь к великой идее, могут лишь исказить ее...»11

И они шли высшим путем – путем Знания и Сердца, путем труда и непрестанного совершенствования, неся в душе пример своих великих родителей. Этот путь привел их к прекрасным достижениям в своих областях, вписавшим их имена в историю мировой науки и искусства. Но главное качество, которое особенно ценила Елена Ивановна в сыновьях, было качество их духа – «великий синтез, который именно и дает основу нравственности и мудрой любви к Родине»12. «Так, без ложной скромности, – писала счастливая мать, – я могу сказать, что я справедливо горжусь своими сыновьями»13.

 

Учение

В зрелые годы, все более тесно соприкасаясь с древним знанием, работая над уникальным трудом – философским учением Живой Этики, Елена Ивановна продолжала делиться своим опытом воспитания сыновей с молодыми сотрудниками, дополняя и закрепляя его идеями Учения и советами своего Руководителя. Соединение многолетнего опыта и положений Учения, ставших для нее теоретической основой и подтверждавших правильность ее материнской интуиции, делает советы Елены Ивановны бесценным руководством по воспитанию юного поколения.

В письмах к своим сотрудникам и ученикам она рассматривает все особенности развития ребенка, начиная с самого момента зачатия. Именно с этой минуты, по ее словам, дух, готовый к новому воплощению и ожидающий его в Тонком (Надземном) Мире, находится рядом с будущими родителями. Первые семь лет – один из важнейших этапов в жизни малыша: он еще помнит Мир, из которого пришел, и имеет с ним живую связь; многие дети помнят свои прежние воплощения, с чем связаны некоторые странности в их поведении, не объяснимые никакими внешними причинами. Внимательные родители могут услышать от детей рассказы о небе, о прекрасных звездах, о неведомом Учителе... Елена Ивановна приводит показательный случай с мальчиком из известной ей семьи, который убеждал родителей, что он не их сын и что раньше он был монахом и жил в монастыре: ребенок постоянно убегал из дома в поисках своего монастыря в одном и том же направлении.

Первое семилетие определяет все будущее развитие малыша, считает Елена Ивановна: все, что закладывается и развивается в этот период, дает направление дальнейшему становлению юного человека. Особенности характера и наклонностей ребенка она объясняет внутренними накоплениями, которые приносит с собой человек в новое воплощение (чисто технические или физические способности часто зависят от наследственности). «Самое великое облегчение и благо, которое родители могут дать своим детям, – пишет Елена Ивановна, – это вооружить их всеми средствами для успешной жизненной борьбы и дать им понимание <...> смысла жизни, ими проходимой»14. Очень важно, чтобы к детям пришло осознание их космической сущности и космического предназначения. Они должны понять, что вся жизнь и творчество человека и всех других царств природы неразрывно связаны с Космосом, с Миром Надземным и зависят от него, «от невидимых вибраций, лучей, исходящих от Великих Жизнедателей, Великих Подвижников Духа, как бывших, так и настоящих»15. Открытия современной науки, связанные с изучением разного вида излучений, новых звезд и планет, помогут ребенку легче усвоить реальность Незримого. Нужно как можно раньше объяснить малышу единство жизни, единство Космоса и его место в нем, а также навсегда избавить его от страха смерти и соприкасания с потусторонним миром, который есть не что иное, как Высший, или Тонкий, Мир, так хорошо ему знакомый. «Может быть, найдутся столь темные сознания, что не усмотрят вообще надобности связи с Высшим Миром – сор везде существует, но упасите детей от такого невежества. Окаменелое сердце уже не сердце, но кусок отброса. Так найдем во всем место общению с Высшим Миром»16, – призывает Елена Ивановна.


В каждом своем письме она с искренней материнской заботой расспрашивает сотрудников об их детях, просит насколько возможно подробнее рассказывать ей об их здоровье, развитии и интересах и как можно чаще присылать фотографии малышей, чтобы видеть все изменения в их внешности. Со всей любовью она стремится к тому, чтобы близкие ей люди поняли всю ответственность и святость материнства и относились к нему с великой заботой и почитанием. «Знаю, сколько драгоценных сил отнимают у нее милые сердцу малыши, ведь они в полном смысле слова питаются ее психической энергией, в этом и заключается великое самопожертвование матери. Древний мир знал это и умел охранять и чтить великое понятие Матери»17, – пишет Елена Ивановна латвийскому сотруднику Рихарду Рудзитису о его жене. Она советует женщинам, имеющим маленьких детей, не отягощаться лишними связями с людьми и как можно меньше растрачивать свою психическую энергию, жизненно необходимую их малышам. Однако, по ее мнению, женщина не должна забывать и о своем  духовном и интеллектуальном развитии, которое важно не только для нее, но и для ее семьи. Сама Елена Ивановна, по воспоминаниям младшего сына, кроме разносторонних занятий с ним и с братом находила время для изучения философии и культуры Востока, что было предметом частых семейных обсуждений.

Основой развития детей Елена Ивановна считает воспитание сердца и расширение сознания: оба эти процесса происходят в неразрывной связи, дополняя и обогащая друг друга. Однако сердцу любящая мать уделяет особое внимание, призывая закреплять каждое проявление чуткости детского сердца и зорко подмечать его влечения. Особенно нужно поддерживать и внушать малышам любовь к природе и сострадание ко всем живым существам. Дети должны приходить на помощь всем нуждающимся, научиться делиться самым дорогим. Очень важно развить у ребенка способность к самостоятельному мышлению, подчеркивала Елена Ивановна, ведь у большинства людей она с самой колыбели стерта «навязанными им готовыми суждениями, догматами и всякого рода стандартами; они проходят жизнь, как во сне, не задумываясь, не являя ни одной самостоятельной мысли, именно как настоящие роботы»18. Формировать эту способность поможет развитие внимательности, которую Елена Ивановна называет основой накоплений человека.

В письме к американской сотруднице, у которой были маленькие сын и дочь, она советует развивать у детей силу воли, это поможет им доводить начатое дело до конца. Очень важно привить любовь к труду: «Пусть рыцарь Флавий рано усвоит качество выполнения и бережного, добросовестного, иначе говоря, любовного отношения к данному поручению и труду»19. «Пусть мальчик с ранних лет знает, что для каждого достижения нужен упорный и систематический труд и что лишь невежды полагают, что можно овладеть чем-то с наскока»20. Елена Ивановна особо подчеркивает значение умственного труда – именно он приводит к расширению сознания, приобщает к дальним мирам и устремляет нас к радости беспредельного совершенствования.


Важнейшими понятиями в воспитании ребенка Елена Ивановна считает героизм и самоотверженность. Надо учить детей мужественности и красоте исполнения долга перед своей Родиной, не позволяя им расти в тепличных условиях изнеженности и незнания реалий действительности. «Ведь нам нигде не заповедано непротивление злу, – пишет Елена Ивановна одному из самых близких своих сотрудников Феликсу Лукину. – <...> Потому и каждая мать должна воспитывать в сердцах детей своих любовь к подвигу, героизму и самоотвержению во благо человечества. Это не есть восхваление войны в ее одном и прямом смысле, но можем ли мы обманывать себя, что мы не живем среди самой страшной и губительной войны всех видов, и часто война духовная гораздо ожесточеннее всякой войны в обычном ее понимании»21. Лучшим примером самоотверженного служения людям мудрая мать называет Учителя, любовь к которому помогает пробудить в сердце юного человека стремление ко всему прекрасному, к Высшему, к бесконечному совершенствованию. Эти качества оказывают большое влияние на энергетику ребенка, объясняет Елена Ивановна, утончая и повышая ее вибрации и делая его более восприимчивым к энергиям Высшего Мира: «...будем повышать наши вибрации высокими эмоциями. Вот почему так важно воспитывать в детях устремление и любовь ко всему прекрасному. В этом повышении вибрации и заключается великое значение Учителя, который одним своим прикосновением может переродить ученика, настроившего свой восприемник в ритм вибраций Учителя. Именно излучения земного и чистого Учителя повышают вибрации вокруг себя иногда на огромной периферии и тем самым не только очищают пространство, но могут даже содействовать возжжению огней в окружающих его»22. Не меньшую роль в жизни ребенка играет Высший Учитель. Родители должны помочь малышу понять все величие и красоту этого Образа и объяснить Его значение в жизни человека: «Светлые Облики Великих Учителей и Святых, жизнеописания и жизненные советы их всегда найдут отклик в детском сердце»23.

Зная из собственного опыта, насколько важно для развития детей общение с подлинным искусством, Елена Ивановна рекомендует всей семьей посещать музеи и выставки, знакомить детей с лучшими художественными изданиями. Это учит их ценить истинную красоту, творчество человеческого духа, развивает чувство гармонии, подводит к пониманию значения Культуры: Культ Ура (Ур – это Свет, или Огонь) есть культ высоких духовных ценностей. По мнению Елены Ивановны, главный смысл этого понятия лучше всего объясняют Пакт Рериха о защите культуры и его отличительный знак – Знамя Мира. Этот знак символизирует единство прошлого, настоящего и будущего, заключенных в круг Вечности, а также синтез науки, искусства и религии (духовного знания), объединенных Культурой. Эти символы утверждают вечную, непреходящую ценность творений человеческого духа, закладывают в сознание уважение «именно к духовным ценностям, которыми живо человечество. Ведь не можем же мы называть великолепные храмы, библиотеки и музеи материальными ценностями!»24 Елена Ивановна подчеркивает, что неправильно трактовать Пакт Культуры, связывая его только с военными действиями, важно объяснить детям его основное воспитательное значение: именно в Знамени Мира, или Знамени Владык, «содержатся все устои Культуры»25.

Очень внимательно Елена Ивановна относилась к теме религии. Она считала, что крайне важно заложить в сознание ребенка правильное понимание этого явления. «Само слово “религия”, – пишет она, – от латинского “религаре”, означает связь, именно связь с Высшим Миром. Нарушив эту связь, человечество лишает себя не только истинного познания, но и самого бытия, ибо живоносный Источник Благодати питает все миры»26. Однако современная церковь, считала Елена Ивановна, очень далека от своего Священного Источника, и потому лучше до определенного возраста не приближать к ней детей, чтобы не породить у них искаженного восприятия самой религии. Так в свое время поступила и она сама, «именно из желания охранить в своих сыновьях уважение к своей религии до тех пор, пока сознание их достаточно окрепнет и они уже вполне зрело смогут оценить все то прекрасное, что заключается в ней, и в то же время спокойно смотреть на отрицательные проявления ее; именно без того, чтобы последние пагубно отразились на их отношении к религии вообще»27. На опыте своей семьи Елена Ивановна убедилась, что такой подход приносит самые лучшие результаты, – ее сыновья выросли глубоко религиозными людьми в истинном значении этого слова.

Сотрудники Елены Ивановны нередко просили у нее совета, как воспитывать детей, имеющих утонченный и очень чувствительный организм. Такие особенности, по ее словам, являются знаком наступающей эпохи, и они будут все чаще встречаться у детей в самом близком будущем. Развитие утонченных организмов, конечно же, связано с трудностями и проблемами; многие из них отражены в переписке Елены Ивановны с Валентиной Леонидовной Дутко, которая содержит ценные советы по воспитанию ее сына Миши.

Утонченные и одаренные дети, пишет Елена Ивановна, бывают трудными и для родителей, и для самих себя. Им очень тяжело приспособиться к условиям несовершенного общества, они болезненно воспринимают недостатки окружающих людей. Выход из такой ситуации она видит в семейных отношениях. Именно семья, и прежде всего мать, должна преподать своему ребенку лучшую школу жизни, дать то, что ни одна школа дать не в состоянии, а именно «осознание Красоты жизни и прекрасное, тонкое понимание смысла жизни как постоянного совершенствования нашего психического аппарата, особенно сердца, в понимании и ощущении Полноты Бытия, нашего существования в трех мирах – одновременно!! Конечно, последнее требует уже возмужалого представления, но намеки могут быть даны и проблески могут озарить чуткое сердце»28.

Очень часто утонченные дети, которые видят образы Тонкого Мира, подвержены разного рода страхам, причиняющим страдания и им, и их близким. Елена Ивановна призывает непременно бороться со страхом, который является самым большим препятствием на всех путях развития человека. Однако испытывать смелость ребенка нужно с большой осторожностью – это может иметь серьезные последствия для чувствительной нервной системы. «Безрассудная смелость никому не нужна, – предупреждает она, – но разумное отношение к опасностям должно быть вырабатываемо во всей жизни. Меньше всего следует бояться видений из астральных сфер. Ибо ни один астральный посетитель, как бы он ни был силен, не может нанести вреда физическому человеку, если последний его не боится. Только наш собственный страх может нанести нам вред, парализуя нашу волю...»29 Главный же путь избавления от страха, считает Елена Ивановна, – полное доверие Высшим Силам и любовь к Учителю, помощь которого всегда придет к тому, кто в нее верит. Близкие люди, в свою очередь, должны быть для ребенка примером мужества и неуклонного устремления к Высшему Идеалу.

Елена Ивановна предостерегает также от опасности слишком сильного утончения. Надо достичь равновесия в развитии духа и тела, нельзя впадать и в другую крайность – увлекаться физической тренировкой и спортом; все должно быть в пределах соизмеримости и красоты. Она советует родителям быть крайне осторожными и бережными в воспитании особо чувствительных и восприимчивых детей, проявлять максимум спокойствия и ни в коем случае не допускать никакого насилия: «Можно многого достичь сердечным, простым вниманием. Порицания могут быть явлены часто косвенным путем. <...> Насилие ни к чему не приводит и только ожесточает и отталкивает. Приходится все время изыскивать выражения и способы, которые легко будут восприняты в определенном психическом настроении. Конечно, с взрослыми детьми дело обстоит много труднее. Существует поговорка “малые детки – малые бедки, большие детки – большие бедки”»30. Недопустимо любое телесное наказание детей, сажание в «карцер» и тому подобные приемы. Елена Ивановна была убеждена, что неиспорченному ребенку всегда можно объяснить, что его поступок был некрасивым, и он постарается не повторять его. Но чтобы не появилась распущенность, необходимо помнить о дисциплине с самого младенчества.

Ребенок, который несет в себе сильный дух и обладает немалыми способностями, часто своевольничает и упрямится, жестоко терзая близких людей. В такой ситуации, советует Елена Ивановна, нужно проявить полное равнодушие к выходкам ребенка и объяснить юному мятежнику, что упрямство говорит не о силе, а о слабости человека и что с ним надо научиться бороться: «Истинно именно у слабовольных духов упрямство явлено во главе прочих слабостей. Потому, пусть не думает, что своеволие есть проявление сильной воли, наоборот, своеволие как флюгарка, ибо действует под натиском случайных настроений, даже не чувств»31. Нередко, замечает Елена Ивановна, детские упрямство и необщительность излечиваются, когда ребенок встречает симпатичных ему, близких по духу людей. Случается, что подобное поведение может быть вызвано и недостатком в сильном руководителе. И тогда лучший выход для ребенка будет, как и прежде, в обращении к Учителю, чья Рука «протянута ему и стоит только принять ее с полным доверием, сердцем, и многое облегчится...»32.


Во всех ситуациях Елена Ивановна советует помнить, что скороспелая зрелость способных детей приносит свои несуразности; но со временем, как правило, все выправляется и проходит, не стоит слишком тревожиться, а главное – показывать детям свою тревогу. Так же, впрочем, как и чрезмерную нежность – дети принимают ее за слабость и перестают уважать взрослых. Необходимо поддерживать родительский авторитет и не обнаруживать при ребенке сомнений ни в чем. «Любите спокойнее и веселее»33, – пишет Елена Ивановна. И еще: «Облегчите его развитие чистыми мыслями. Помните, что чистые мысли действуют как озон!»34

 

Переписке с сотрудниками и учениками Елена Ивановна посвящала значительную часть своего времени, заполненного работой над философским учением Живой Этики и другими трудами. Ее постоянное участие в жизни тех, кого она называла своими духовными детьми, ее советы, рекомендации и наставления, искренняя материнская забота оказывали огромную помощь людям, жившим в разных уголках планеты и связанным нитями любви ее всевмещающего сердца. Они чувствовали ее заботу и поддержку постоянно и доверяли ей самое дорогое – своих малышей. В одном из писем, отвечая на вопрос о том, как, какими методами ей удалось воспитать таких прекрасных сыновей, Елена Ивановна написала: «Они [методы. – А. Р.] были очень просты. И главным образом заключались в том, что с самого раннего детства, почти младенчества, им внушалась любовь к Природе, к книге, к искусству. Правильный выбор книг и наставников дал им прекрасную основу и помог очень рано определить их наклонности и дарования. Так, уважение к знанию и труду, художественная, культурная обстановка, дисциплина, заложение первых основ нравственного характера в понимании исполнения долга и личной ответственности и, главное, пример великого отца дали им возможности сравнительно рано начать проявлять свой большой врожденный потенциал»35. Природная скромность не позволила Елене Ивановне писать о собственном материнском примере, но его, подобно Негасимому Огню, всю жизнь несли в своих сердцах ее великие сыновья.

_____________________________

1 Рерих Е.И. Письмо к Е.П. Инге / ОР МЦР. № 2335, л. 17.

2 Рерих Е.И. Письма. Т. VII. М.: МЦР, 2007. С. 406.

3 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. II. М.: МЦР, 2000. С. 87.

4 Рерих Е.И. Письма. Т. II. М.: МЦР, 2000. С. 67–68.

5 Цит. по: Беликов П.Ф. Святослав Рерих: жизнь и творчество. М.: МЦР, 2004. С. 19.

6 Цит. по: Беликов П.Ф. Святослав Рерих: жизнь и творчество. С. 22.

7 Рерих Е.И. Письма. Т. III. М.: МЦР, 2001. С. 577.

8 Там же. Т. VII. С. 336.

9 Там же. Т. I. М.: МЦР, 1999. С. 41.

10 Там же. С. 26.

11 Рерих Е.И. Письма. Т. I. С. 170.

12 Там же. Т. III. С. 367.

13 Там же.

14 Там же. Т. VI. М.: МЦР, 2006. С. 295.

15 Рерих Е.И. Письма. Т. I. С. 285.

16 Там же. Т. IV. М.: МЦР, 2002. С. 20.

17 Там же. Т. V. М.: МЦР, 2003. С. 223.

18 Там же. Т. II. С. 418.

19 Рерих Е.И. Письма. Т. I. С. 238.

20 Там же. С. 255.

21 Там же. С. 398.

22 Там же. Т. III. С. 393.

23 Там же. С. 148.

24 Рерих Е.И. Письма. Т. IV. С. 168.

25 Там же. Т. VII. С. 322.

26 Там же. Т. IV. С. 29.

27 Там же. Т. III. С. 304.

28 Рерих Е.И. Письмо к В.Л. Дутко / ОР МЦР. № 1210, л. 125.

29 Там же.

30 Там же.

31 Там же. Л. 156.

32 Там же.

33 Рерих Е.И. Письмо к В.Л. Дутко / ОР МЦР. № 1210, л. 91.

34 Рерих Е.И. Письма. Т. I. С. 152.

35 Там же. Т. III. С. 366.