Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Художник  Валентина Максимова   

 

Максимова Валентина Николаевна

родилась в Архангельской области, в д. Костянка  Котласского района.

1971–1975 гг. – учеба в Ярославском художественном училище. 1975–1990 гг. – работа в Бюро дизайна УЧЗ.

1991–2002 гг. – работа в Художественно-производственных мастерских.

С 1982 г.  участвовала в  областных, региональных,  всероссийских, зарубежных международных  выставках

С 1997 г. – член Союза Художников России.

Персональные выставки: г. Углич (1995–1999),  Ярославль (1995, 2005),

Идштайн (1995)  Германия, Переславль (1999),   Рыбинск (1997), Кашин (2000), Данилов (2004),

Москва (1997–2002).

Работы находятся в частных  коллекциях   России, Германии, Франции и в

Угличском архитектурном и историко-художественном музее.

 

Под шелест ситцевых крыльев

...Незыблемо стоят древние стены под золотыми куполами, а рядом торговые ряды и княжеские палаты. У их подножия камни и переплетение стеблей, над ними облака и птицы. Пестрый и теплый рисунок лоскутков, из которых «сложены» эти стены, – все эти цветочки, «горошки», восточные «огурцы» как вольная игра бликов от бесчисленных июлей и сентябрей, как память о теплых ливнях и долгих закатах. В свободном пространстве текстильного коллажа Угличу построен двойник, блестящий на вечернем солнце куполами, сияющий отражениями в воде.

Валентина Максимова будто подхватила нить старинного женского рукоделия и по-своему продолжила ее. Вначале, соединив опыт домашнего рукоделия с принципами дизайна, начала шить лоскутные покрывала. Но вскоре ее любимой работой стало нечто иное – картины из лоскутков: пейзажи, натюрморты, даже своеобразные портреты. Валентина выстроила по своим законам как бы целый мир, отраженный в странном матерчатом зеркале, со своими далями и световыми эффектами, с погодой и населением. Материал для этого «пересотворения мира» в ее мастерской всюду – напластования и залежи занимают полки, лежат на стульях и на любом свободном месте.

Большая тема для Валентины – птицы. В небе ее коллажей расправляют ситцевые крылья птицы снов и счастья, мечты и любви. Опускаются на землю их невесомые перья, похожие на перья сойки из родительского дома. Птица вообще очень женский знак, в нем связь с гнездом, с птенцами, но и легкость полета, подчинение ветру и все-таки свобода.

Работы, их пространство и образы, возникают по-разному, – это может быть «проекция» музыки, воспоминания детства или сны. «Подсказкой» может стать строчка песни, яркое цветовое впечатление. Потом всё это «обрастает» деталями, все находит свою роль в будущей композиции, а вот дальше начинается «живопись». На флизелиновую основу ложатся краски – лоскутки, которые своим цветом формируют предметы, выстраивают пространство, акцентируют блики и тени.

Текстильный коллаж, маленькие хитрости которого художница копит уже десять лет, открывает неожиданные изобразительные возможности. «Палитра» цвета и фактуры тут чрезвычайно разнообразна, но предпочтительны именно натуральные ткани. Лоскутки, оказывается, могут по-своему пересказать практически все. Автору удаются пейзажи со снегом и водой, натюрморты с цветами и стеклом (представьте – ситцевые бутылки, «прозрачные», «с бликами»).

...Квадратное поле композиции делится пополам, на этой границе – фигура «героини». Не автопортрет, скорее «другое я» автора, её двойник в лоскутном мире, где всё идет так, как хочет она сама. Справа большой деревенский дом и старая яблоня, вольно раскинувшая корявые ветки с плодами, слева путаница города, которую пересекает голубой троллейбус (аналог белому коню в «сельской» половине). Это две половины ее жизни: детство в маленькой деревне и взрослая жизнь в городе. То и другое слито, но между ними едва заметная «зелёная дверка» – вечная возможность иного, которая всегда рядом. Кажется, эта дверка – образ из  радиоспектакля. Сам сюжет ушел под стрекот машинки, в свете солнечного сияния над Волгой за окном. В него впечатались просвеченные теплыми лучами красные листья цветка на окне и бутылки цветного стекла, все эти соседи по мастерской, модели, подсказки натуры.

Так и творится тихое превращение – лоскутки становятся пространством, светом и воздухом, каменными стенами, стеклом или цветочными лепестками. И охотнее всего птицами.

 

Светлана Кистенёва,

искусствовед, ст. научный сотрудник художественного отдела

Угличского архитектурного и историко-художественного музея

 

Текстильный коллаж 

 

                                                                                                                               

 

Живопись

 

                 

 

О художниках  г. Углича см. также сайт http://uglichvernisag.narod.ru/