Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

 С чего начинается Родина?

(Размышления учителя музыки)


 Мошкова Наталья Петровна
,

учитель музыки, школа № 323 Невского р-на,

Санкт-Петербург

С чего начинается Родина?

Правильно и уместно ли задавать такой вопрос своим ученикам 7 классов на уроке музыки? Задав его, я вижу умную девочку, которая рапортует, что Родина начинается с любви к своему Отечеству, но что-то начинает щемить в сердце, когда такой ответ, вполне правильный и образцовый, так легко и быстро выстреливает из ее уст и… повисает в воздухе. Никто в классе, я это вижу, не соединился с ее бодрым ответом.

Недавно мне рассказывал один военный моряк – капитан большого черноморского эсминца, которым гордится наш военный флот, что посетившие его замечательный корабль дети частной школы, услышав вопрос: хотят ли они продолжить вековые военные традиции Отечества? – дружно закричали: «Нет! Мы хотим отдыхать!!» Капитан не ожидал такой реакции детей и с недоумением спрашивал нас, музыкантов, что же это такое? В одной телевизионной передаче известный отечественный кинорежиссер Никита Михалков говорил о любви к Родине. Чтобы передать свое горячее чувство к ней детям, он увез их однажды в деревню; подняв до рассвета, привел на пригорок, где хорошо было видно, как из-за кромки леса встает солнце, освещая простые покосившиеся деревенские дома. Сказал он при этом только одно: «Это ваша Родина! Любите ее!!»

В 7-м классе на уроках музыки царит вольный беспорядок. В ушах тайно под волосами шнур от плеера, в руках мобильный телефоны с играми, которые очень умело спрятаны в пеналы… Часть урока проходит в наведении порядка. Я уже знаю, что если я не задам каверзного вопроса, который найдет в их душах живейший отклик – урок не состоится.

Первая четверть учебного года уже позади, и часть тем по русской музыкальной культуре пройдены. Нужные ответы правильно сформулированы и зафиксированы в контрольной работе, а что запомнилось, так совсем немного, но кое-что есть. Например: что С.В.Рахманинов был дружен с Ф.И.Шаляпиным и что последний был самородком во многих видах искусства, но более всего знаменит преображением на сцене, актерским мастерством, которое он воспитывал в себе сам, а не по просьбе своих учителей.

На одном из первых уроков о Шаляпине я показала своим ученикам несколько известных портретов Шаляпина в костюме Бориса Годунова, просто во фраке и спросила – какого происхождения этот человек: простой мужик или аристократ, владеющий несколькими иностранными языками. «Конечно аристократ!» «А вот и нет!», – азартно ответила я, и дальше уже можно было рассказывать и гордиться певцом – великолепным наследием нашей культуры.

На одном из уроков я повергла всех в полное недоумение, спросила: «Объясните выражение: что русскому хорошо – то немцу смерть!!». Ответы были самыми разнообразными. Завязался настоящий разговор, в котором мы говорили о богатейшем литературном наследии XIX века и, в частности, о глубочайших открытиях тайников человеческой души, которые сделали русские классики А.П.Чехов, Л.Н.Толстой и Ф.Достоевский. Говорили о том, что самыми читаемыми в мире классическими произведениями являются книги русских писателей, о том, как однажды на гастролях русского театра после показа пьесы Чехова к артистам пришла совершенно заплаканная японка, которая, поблагодарив за спектакль, объяснила режиссеру, что она поняла, наконец, силу русского искусства и что более всего она хочет именно так жить и страдать.

Может быть, современные ученики, за редким исключением, так измучены большими и малыми проблемами, связанными со школой, что их естественное желание хоть где-то отдохнуть во время уроков находит разнообразные лазейки именно на уроке музыки? Понимая это, я не заставляю своих учеников вести конспект, а предлагаю только слушать и участвовать в дискуссии. И вот теперь, когда совершенно ясны масштабы «белых пятен» в области культуры музыкального слушанья и «слышанья», я включаю музыку П.И.Чайковского и не начинаю знакомство с композитором с места его рождения и деталей жизни. Разговор о его музыке еще впереди, но уже ясно, что звучание увертюры к «Щелкунчику» или музыка из балета «Лебединое озеро» у многих на слуху, и наши петербургские дети в большинстве своем отличают жанр оперы от балета. Чем обернется наша совместная работа с моими маленькими подопечными на уроке музыки в дальнейшем – я еще не знаю. Не знаю, какие сюрпризы ждут меня и на уроках в старшей школе, когда я, вполне подготовившись по программе и разложив стопочками диски, пластинки, ноты, книги, готова говорить на тему урока, а разговор не клеится, потому что не найден верный тон разговора и не был задан тот самый вопрос, на который захотелось бы ответить или поразмышлять вслух.

Скудность музыкальных впечатлений, отсутствие «орудий музыкального анализа» – вот проблема современных детей, которые куда больше слушают музыку из своих плееров, чем мы в их возрасте, но музыка эта – только лишь одно современное стилистическое направление, вырваться из которого многим так и не удается в будущем.

Главной своей задачей на всего лишь единственном в неделю уроке музыки в школе я ставлю желание вдохновить, запечатлеть в памяти и душе те переживания, которые возникают в процессе слушанья классической музыки и связать их с непосредственным опытом ребенка.

К этому следует добавить, что современная наука фиксирует разнообразные следы, отпечатки в мозгу ребенка при переживании учебного опыта и отличие этого живого, радостного опыта от заучивания правил, готовых понятий, формулировок, которые откладываются в мозгу ребенка в форме солей фосфатов, провоцируя в дальнейшем развитие таких страшных современных заболеваний как болезнь Альцгеймера. В результате многолетних исследований немецких врачей, изучающих состояние детей, заучивающих наизусть много понятий, правил, было установлено, что к этим детям приходят раньше не только болезни, но и старость. Жизненные силы каждого человека не безграничны. Необходимо учитывать и понимать физиологические процессы, жизненные возможности и потребности подростка. Мир меняется вокруг нас, и мы должны меняться вместе с ним.