Педагогика Культуры

Общественный научно-просветительский журнал

Святохина Галина Борисовна,

кандидат философских наук,

доцент кафедры «Философия, политология и право»

Уфимского государственного университета экономики и сервиса,

г. Уфа, Россия.

Ключевые принципы образования в космическом мировоззрении

Особенностью космического мышления является более глубокое осмысление человеком своего места в мироздании и уже не только на Земле, но и в Космосе с учетом его многомерности и многоуровневости. И это дает основания к выработке каждым в себе высочайшей ответственности за свои поступки, слова, мысли, а также формированию устремления к ответственному творческому сотрудничеству на Общее Благо.

 

Прежде чем выявить ключевые принципы образования в космическом мировоззрении, рассмотрим вкратце, что под ним понимается?

Космическое мировоззрение может быть определено как новая мировоззренческая система наступающей эпохи, которая, вероятно, ознаменует собой мышление человечества XXI и ряда последующих веков, явится новым уровнем осознания им мира, Космоса и себя в этом мире, а также своей роли и значения в космическом эволюционном процессе. Такое понимание будущности космического мировоззрения возникает при изучении работ, представляющих его принципиальные положения, основные идеи, аргументы и факты (см., например, «Тайную Доктрину» Е.П. Блаватской, Учение Живой Этики, Письма Е.И. Рерих, статьи Н.К. Рериха, работы Л.В. Шапошниковой и др.).

Также, несомненно, что космическое мировоззрение не может считаться явлением, не имеющим своих корней и своей истории. Оно в сущностных моментах, идеях, чертах находило проявление на разных этапах развития человеческого общества. Например, в восточной традиции мировидения, у основателей философской мысли в Европе – Пифагора, Платона, в античном философском тезисе, гласящем, что человек есть микрокосмос макрокосмоса и т.д. Несмотря на отличие мировоззренческих оснований, европейская научная мысль в своих открытиях делала существенный вклад в подготовку почвы для космического мировоззрения. Но в XIX-XX веках идеи космического мироощущения и миропонимания наиболее ярко, самобытно проявились в России. С одной стороны, – в виде оформленной научной и философской тенденции, получившей название русский космизм, а с другой – в так называемом явлении Серебряного века в русском искусстве. Эта тенденция нашла свое отражение в работах выдающихся ученых, философов, поэтов, художников, музыкантов, таких как Н.Федоров, В.Соловьев, Н.Бердяев, С.Булгаков, П.Флоренский, А.Блок, А.Белый, М.Врубель, Н.Рерих, А.Скрябин, К.Циолковский, В.Вернадский, А.Чижевский и др.

Окончательно же, космическое мировоззрение получило свое оформление в виде цельной философской мировоззренческой системы в Учении Живой Этики, созданном в 20-30-е годы ХХ столетия группой мыслителей и философов Востока в сотрудничестве с Е.И. Рерих и Н.К. Рерихом. Учение Живой Этики, по сути, может быть определено как синтез основополагающих идей космизма, концепции всеединства, учения о Софии, научных и духовных исканий, в первую очередь, русских мыслителей, ученых и деятелей искусства, как кульминация их творческих поисков и чаяний.

Сегодня космическое мировоззрение привлекает к себе все более пристальное внимание многих современных философов, исследователей, ученых различных научных направлений с целью все более полного и глубокого его осмысления и использования в исследовательской деятельности онтологических, гносеологических, методологических его основ для объяснения, решения многих актуальных мировоззренческих и научных проблем и задач в различных сферах человеческой жизнедеятельности. Об этом говорят, в частности, материалы широкомасштабной Международной научно-общественной конференции «Космическое мировоззрение – новое мышление XXI века», прошедшей в Москве в 2003 году в Международном Центре Рерихов [1]. Среди современных философов, ученых, исследователей, работающих в ключе космического мировоззрения могут быть названы: Л.В. Шапошникова, Ш.А. Амонашвили, В.В. Фролов, А.В. Иванов, Т.П. Григорьева, С.П. Курдюмов, В.В. Казютинский, Л.М. Гиндилис и многие другие.

Если проанализировать, то можно заметить, что многие идеи, интуитивные озарения и сердечные предчувствия русских мыслителей и педагогов, представленные в отечественной философской мысли, выступают в качестве предвосхищения положений Живой Этики. Духовно-философская, религиозная направленность русских мыслителей находила свое проявление в своеобразных идеях гуманистического духовного воспитания человека в русской философской и педагогической мысли XYIII-XIX веков. И они коренным образом отличались от западноевропейских, в которых рассудок возвышался над верой, процесс обучения набирал тенденцию секуляризации и приводил к господству материалистического мировоззрения, рационализм занимал ведущие позиции в общественном сознании.

Какие важные идеи русских мыслителей, связанные с проблемой образования, могут быть названы? Для ответа на этот вопрос воспользуемся исследованием мировоззренческих основ гуманной педагогики в России, проведенным О.Г. Панченко и И.А. Бирич.

Так, М.В. Ломоносов – великий русский ученый, философ, педагог, сформировавший в XYIII веке собственную систему взглядов на воспитание и образование, полагал именно воспитание главным фактором развития человека. Стержневым качеством человека, по его мнению, должны быть высокая нравственность, любовь к науке, трудолюбие и бескорыстное служение на благо Родины. Среди наиболее достойных человеческих качеств называл мудрость, благочестие, воздержание, чистоту, милость, благодарность, великодушие, терпение, скромность. В качестве самых существенных методов воспитания называл убеждение и пример учителя.

Эта традиция продолжила свое развитие в России и в XIX веке в трудах многих философов и педагогов. Так, В.Ф. Одоевский, И.В. Киреевский, А.М. Хомяков, говорили об идеале живого «цельного знания», о знании, как об акте самосознания и самопознания, когда знание проистекает изнутри человека, поднимаясь из глубин души, и в нем неразрывно связаны разум и чувства. К.Н. Леонтьев, В.С. Соловьев подчеркивали необходимость смотреть на процесс обучения и воспитания с позиции сохранения культурного национального своеобразия России, о важности приобщения ученика через знание и воспитание к целостности и гармонии мира, о необходимости воссоздания цельного разума из понятий рассудка, о нравственной обязанности старшего поколения передавать новому все положительные результаты исторического сбережения и формировать способность и готовность приближения к высшей нравственной цели. Среди важных принципов, которые должны быть присущи процессу образования, В.В. Розанов называл принцип Индивидуальности, как ученика, так и учителя, что, по его мнению, способствует более полному проявлению творческой сущности человека, выявлению его одаренности; принцип Целостности, позволяющий ученику понять, что природа, мир – не совокупность разнообразных, разрозненных, несвязных объектов и явлений, а цепь причин и следствий, а также законов, находящихся в единстве, гармонии и взаимосвязи. К.Д. Ушинский большое значение придавал формированию у воспитанника потребности в самопознании и самосовершенствовании.

Эти педагогические идеи способствовали возникновению в 60-х годах XIX века такого нового для российской педагогики понятия, как «гуманность», когда влияние воспитателя утверждалось не на подавлении личности ребенка и наказаниях, в том числе телесных, а на его умственном и нравственном превосходстве. Важным в этой педагогике стало положение о том, что послушание детей должно достигаться не страхом, а любовью.

Новая теоретико-методологическая база нашла свою практическую реализацию в самобытных педагогических концепциях таких выдающихся деятелей русской культуры как Л.Н. Толстой, С.А. Рачинский, П.Ф. Каптерев, Н.И. Пирогов, яркой особенностью которых была идея индивидуальной нравственной ответственности за свое бытие. Так, Л.Н. Толстой большое внимание в занятиях с детьми уделял основам своего нравственно-религиозного учения, определяющей чертой которого было непротивление злу насилием, смирение и увеличение добра в мире каждым человеком. Он считал, что именно это учение должно стать основой всего образования [2].

Таким образом, в русской философской традиции воспитание духовных нравственных качеств человека считалось важнейшим делом. При этом в образовании, воспитании придавалось большое значение сердцу, в отличие от западной мировоззренческой традиции, на которую опирается наука, рациональное знание, полностью исключившие это понятие из процесса познания. В этой связи показательна мысль выдающегося отечественного мыслителя И.А. Ильина, в которой он отмечает специфику бессердечного мышления: «Мышление без сердца, – даже самое умное и изворотливое, – остается в конечном счете безразличным: ему все равно, за что ни взяться, что ни обдумать. Что ни изучить. Оно оказывается безчувственным, равнодушным, релятивистическим (все условно! все относительно!), машинообразным, холодным и циничным… Его главный прием есть умственное разложение жизни, как бы умственная «вивисекция» живых явлений и существ» [3].

Несмотря на то, что, западная традиция мировидения, по определению многих российских мыслителей, ученых (Н.Ф. Федоров, В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, П.А. Флоренский, В.И. Вернадский и др.) носит характер однобокости, отсутствия цельности, «ограниченного эмпиризма», «искусственного рационализма» и т.п., она была принята в российском обществе и в образовании в качестве базовой. Такая ориентация на западные ценности без учета особенностей исторического развития привела к тому, что в сознании современных россиян стали полностью отсутствовать, такие важнейшие понятия русской религиозно-духовной философской мысли, как софийность, соборность, сердечность, духовность. К сказанному можно добавить мнение Л.М. Лузиной, которая отмечает, что: «Вместе с философией оказались вытесненными понятия, несущие фундаментальный смысл русскости, мировоззренческое содержание, национальной идентификации народа – «русский дух», «русская идея», «русский характер» и т.п.» [4].

Характеризуя особенности современного образования, Н.Н. Никитина отмечает, что в современной школе, практически, «вне поля зрения остаются наиболее сложные и важные проблемы жизненного и личностного самоопределения человека: развитие смысложизненных ориентаций школьников, овладение ими способами стратегического и тактического планирования, самопознания и саморазвития, саморегуляции и самореабилитации, самоорганизации и самообразования, осознания и разрешения личностных проблем, конфликтных ситуаций, умением осуществлять нравственный выбор в проблемных ситуациях» [5].

Таким образом, западноевропейская тенденция, распространившаяся и в России, проявляющаяся в формировании и использовании человеком в практической деятельности так называемого механистичного знания и мысли, не облагороженных сердечным чувством, фактически, и породила безжалостную, эгоистичную, техногенную цивилизацию, мало, а то и вовсе не способную сочувствовать, сопереживать, проявлять высокие благородные качества по отношению к людям и окружающей природе, и которая, в конечном счете, спровоцировала те глобальные экологические, социальные и прочие катастрофы.

Появление Живой Этики в первой трети XX столетия, на наш взгляд, может быть понято как высочайшее Провозвестие, дающее нравственно и духовно обеднявшемуся человечеству, приближающемуся к опасной черте, за которой неминуема его гибель, напоминание о важнейших нравственных, этических принципах космического существования, от которых он в своей жизнедеятельности опасно отдалился. И здесь нужно отметить следующее. Если русские мыслители в своей философии, в сердечном чувствовании, в творческом озарении интуитивно устремлялись к понятиям добра, нравственности, сердечности, красоты как основе жизни человека, то в Учении Живой Этики даются разъяснения, почему это необходимо, раскрывается механизм действия явлений, их взаимосвязь, называются и поясняются Законы Космоса, которые следует познать и выполнять для гармоничного сосуществования со всем живущим в Космосе.

Определить общую идею, пронизывающую космическое мировоззрение, во многом, можно следующим высказыванием Е.И. Рерих: «Мы должны осознать – мы живем в Космосе, и Космос живет в нас!» [6]. Космос же, согласно Учению Живой Этики, представляет собой единую одухотворенную, наполненную жизнью, динамичную, эволюционирующую целостность, в основе которой такие важнейшие законы, как закон Причинно-следственной связи, закон Иерархии, закон Целесообразности, закон Ответственности и множество других, несущих в своем существе единство Любви, Красоты и Гармонии (вспомним, что сам термин «космос» переводится с греческого как «порядок», «красота»), которые являются базовыми принципами мироздания и, к которым должно стремиться все существующее в Космосе во имя Его и своего существования.

Человек, в космическом мировоззрении, – микрокосмос, являясь определенным этапом жизни и совершенствования Космоса, выступает как органичная составная часть его, имеющая связь своего внутреннего мира с глубинами Космоса через посредство Духа, и находящаяся в тесном взаимодействии с космическими процессами. В Учении Живой Этики отмечается: «Человек – часть космической энергии, часть стихий, часть разума, часть сознания высшей материи» [7]. И, если деятельность человека не противоречит законам Космоса, то он живет в гармонии со всеми структурными уровнями Космоса, но, к сожалению, реально – это не всегда так.

Е.И. Рерих, разъясняя своим корреспондентам, изучающим Живую Этику, трудные места в Учении, пишет: «Беда в том, что разум человека разобщился со своим источником, Разумом Космоса. Будучи частью Космоса, человек не видит своей солидарности, своего единства с Космосом. И наблюдения над явлениями природы не рождают в нем аналогий. Между тем лишь в этих наблюдениях и сопоставлениях с человеческой сущностью нужно искать ключи ко всем Тайнам Бытия, а, следовательно, и разрешение многим проблемам жизни» [8]. В соответствии с Учением Живой Этики, процессу гармонизации будет способствовать эволюционное, духовное развитие человека, заключающееся в совершенствовании (т.е. утончении и расширении) его сознания, познании космических законов, проявлении им Добра, Любви и Красоты в практике жизни.

Особенностью космического мышления является более глубокое осмысление человеком своего места в мироздании и уже не только на Земле, но и в Космосе с учетом его многомерности и многоуровневости. И это дает основания к выработке каждым в себе высочайшей ответственности за свои поступки, слова, мысли, а также формированию устремления к ответственному творческому сотрудничеству на Общее Благо не только с человечеством, но и с Дальними Мирами или разумными существами иных уровней бытия, что послужит ускорению эволюционного процесса совершенствования человечества.

Важной особенностью Учения Живой Этики является то, что нравственно-этические положения и нормы жизнедеятельности человечества тесно связаны с мировоззренческими основаниями космического мировоззрения и их содержание органично и последовательно проистекает из всей логики этой философской системы. Это обстоятельство придает высокую убедительность космическому мировоззрению.

Таким образом, исходя из эволюционных задач развития Космоса, заключающихся в утончении грубой материальности, одухотворении мира и человека во всех аспектах, Учение Живой Этики полагает актуальным включение в образовательный процесс не только обучения как овладения необходимой суммой знаний – то, что мы сегодня имеем в образовании, но и воспитание этических и эстетических качеств человека, устремляющих его к Общему Благу, к Истине, Добру и Красоте, как принципам, лежащим в основе Космоса.

Поскольку человеческие качества могут быть воспитаны, то должна быть продумана программа деятельности в этом направлении. Вспомним, что говорила в этой связи Е.И. Рерих – один из основателей Живой Этики в письме к своему корреспонденту. «Может быть, полезно дать намеки для новой программы школ. … Именно нужно с детских лет приучать сознание к единству жизни, к единству Космоса. Пусть наша планета не будет каким-то обособленным миром, но лишь одной из остановок на великом пути в Беспредельность. Нужно как можно раньше осознать свое место в Беспредельности и свою зависимость от всей совокупности жизни Космоса. Помните в Учении сказано: «Падение пера из крыла птички производит гром на дальних мирах». Следует как можно глубже вникать в эту страшную зависимость нашу и во взаимоотношения всего сущего. Отсюда должно родиться чувство великой ответственности за каждую мысль, слово и действие. Причина и следствие действуют непреложно и в бесконечность. Когда-нибудь сознание человечества дорастет до понимания, что оно находится в гигантской Лаборатории Вселенной и само есть отражение ее. Именно единство нужно понять в Космическом размахе.

Также полезно приучать устремлять мышление в будущее. Это одно уже даст большой сдвиг сознанию и освободит от мусора вчерашнего дня. … Мне очень хотелось бы, чтобы Вы еще сильнее подчеркнули труд как главный фактор воспитания духа, причем указали бы главным образом на значение качества его. Также на совершенную необходимость умственного труда, ибо, если пот физического труда питает землю, то пот умственного труда претворяется лучами солнца в Прану и дает жизнь всему сущему. При осознании этого значения умственного труда явится и должное уважение к мыслителям, ученым и прочим творцам. Лишь умственный труд дает нам и расширение сознания, и тем приобщает к дальним мирам, ко всему Космосу, и устремляет к радости беспредельного совершенствования. Именно нужно воспитывать в себе радость беспредельному совершенствованию.

… Много сказано о подвиге в книгах Учения. Ведь лишь подвиг может питать наш дух и ускорить эволюцию. Именно подвиг и героизм должны быть очень преподаны в школах. Пусть дети называют себя героями и применяют к себе качества замечательных людей. Пусть дадут им книги четкого изложения, где без примирительных смазываний будет очерчен облик труда и воли. Даже для медицинских целей этот бодрый зов жизни незаменим» [9].

Приведем еще ряд выдержек из Учения Живой Этики, указывающих на важнейшие принципы образования. Среди них принцип почитания высокого понятия учительства, который включает то положение, что «народ должен уметь защитить учителя» [10]. «Срам стране, – отмечается в Живой Этике, – где учителя пребывают в бедности и нищете. Стыд тем, кто знает, что детей их учит бедствующий человек. Не только срам народу, который не заботится об учителях будущего поколения, но знак невежества. Можно ли поручать детей человеку удрученному? Можно ли забыть, какое излучение дает горе? Можно ли не знать, что дух подавленный не вызовет восторга? Можно ли считать учительство ничтожным занятием? Можно ли ждать от детей просветления духа, если школа будет местом принижения и обиды? Можно ли ощущать построение при скрежете зубовном? Можно ли ожидать огней сердца, когда молчит дух? Так Говорю, так Повторяю, что народ, забыв учителя, забыл свое будущее» [11].

Важнейшим показателем совершенствования человека является утончение и расширение его сознания, что позволит более глубоко чувствовать и осмыслять мир. Это предполагает нравственное совершенствование человека, которое возможно через осмысление сердца, как утонченного синтетического органа восприятия мира, имеющего отношение к интуиции, чувствознанию и, при достаточном развитии его, кардинально расширяющем познавательные возможности человека, пока находящиеся в значительной степени в латентном состоянии. «…Чтобы принять ток высшего напряжения, нужно прежде всего утончить сознание возвышенным мышлением – так произойдет расширение сознания и возжется огонь сердца. … Не нужно никаких условных упражнений, только мысль может возвышать человека. Только во время устремленного мышления человек может почуять присутствие внутреннего огня» [12]. «Расширение сознания происходит не из вне, но изнутри. Мощь высших энергий преображает сознание и делает его восприимчивым к познанию законов Бытия. Люди не оценивают магнит сердца и тем умаляют свое значение» [13].

Много уделяется внимания в Живой Этике значению мысли и сердца в совершенствовании человека: «Действие, даже самое возвышенное, затрагивает сравнительно низшие слои, лишь мысль по природе своей может воздействовать на первичную субстанцию. Сперва Говорил о действии, как о досягаемом очевидно, но при достаточно расширенном сознании пора утвердить значение мысли. Множество действий без мысли остается на поверхности Бытия, не отличаясь от действия мира животного. Но если говорим о чувствознании и о сердце, то необходимо утвердить мысль, как мощь и сотворчество Бытия. Заметьте, Говорю не о рассуждении, не о мышлении, но о мысли, которая сметает поверхность Субстанции индивидуальным ритмом и тем творит беспредельно» [14].

Важнейшее значение отводится в Живой Этике труду, как способу космического совершенствования человека и восхождения его по лестнице космической эволюции, открывающей новые более совершенные космические возможности существования. При этом огромное значение имеет именно формирование радостного творческого отношения к труду: «… Кто найдет в себе силу даже среди смятения трудиться, тот уже образует вокруг себя равновесие. Особенно оно необходимо, когда целые народы впадают в безумие.

… Нужно крепко ухватиться за нечто прочное, таким прочным в народном сознании будет труд. Учитель должен приучить питомцев к труду и похвалить лучшее качество. К такому совершенствованию приложится и рост мысли» [15]. И еще: «… не понимают, что труд является освобождением от самости, иначе говоря, от самого вредного свойства, мешающего в достижении надземного творчества. Труд высокого качества позволяет человеку вознестись над низменной самостью. Творец, в час истинного вдохновения, не думает о себе. Труженик, стремящийся к лучшему качеству, не будет земным рабом самости. Поэтому дар труда есть освобождение от самости. … не будем молчать о необходимости труда с малых лет. Пусть семья и школа творят тружеников и творцов» [16].

Важнейшим принципом Живой Этики является развитие чувства прекрасного в человеке, которое может быть осуществлено средствами истинного искусства и приобщения ребенка к художественной творческой деятельности во всех видах – музыка, танцы, пение, рисование, вышивание, лепка и т.д., а также воспитание культуры чувств, эмоций, желаний, возвышающих натуру человека, отвлекающих от низменных страстей, пороков.

Поэтому в Учении Живой Этики отмечается великое значение в жизни человека красоты и духовности: «Мыслитель наставлял, что тот труд ведет к совершенствованию, который имеет в себе красоту» [17]. Или еще: «Как прекрасны строения, в которых запечатлена мысль о красоте!» [18].

Важно также развитие мыслительного аппарата ребенка, его внимательности, памяти, дисциплины и возвышенности мыслей, способствующих не индивидуалистическому, эгоистичному разобщению людей, а духовному единению в устремлении к Добру, Общему Благу. «… Не могут телесные движения создавать духовность. Только мысленное упражнение дает возвышенное сердечное знание. Но как вы объясните людям, что каждый день и час важен для надземного достижения? Ум мешает сердцу и уносит ценные прозрения. Мыслитель говорил кратко: «Знаю, верю» [19]. В Учении отмечаются важные признаки духовности: «Рад, если понимаете весь вред ложной духовности. Часто не расширенное сознание, но болезненное извращение психической энергии становится заместителем. Где боязнь, где саможаление, где самомнение, где бездействие, где избегание самоотверженности, где несоизмеримость, где безответственность, разве там служение эволюции?» [20]. И еще: «Полагают, что духовность заключается в прочитывании духовных книг. Таких читателей много, но выполнителей мало» [21].

Большое значение в Живой Этике придается сотрудничеству: «Поистине, сотрудничество открывает все возможности, но нужно понятие, где заключено это сотрудничество. … Каждый взгляд, каждое рукопожатие, каждая мысль есть знак сотрудничества, если оно приложено в сознании» [22].

И важным принципом познания является осознание, что «… Знанию все открыто. … Больше всего заботьтесь изгнать из жизни учащихся запреты» [23].

В Живой Этике отмечается важность атмосферы в школе. Только став притягательным миром Любви, Красоты, Знания, школа может активизировать самостоятельность учащегося в познании самого себя, мира и творческом самовыражении способствовать формированию чувства человеческого достоинства, чести, долга и т.п.

Осуществление этих принципов предполагает, как высокое духовное развитие самого учителя, так и соответствующее отношение общества и государства к учителю и к образованию в целом.

Закончить статью хотелось бы словами Е.И. Рерих: «Мы являемся свидетелями великого мирового переустройства. Новые законы уже вписаны в скрижалях Вечности, но великое Откровение еще не принято. Горе отвергнувшим дух и прозябающим в невежестве, в немощи и грязи нравственной. Новый мир грядет в осознании человеческого достоинства, в суровом понимании долга и ответственности каждого перед человечеством и всем Космосом. Сотрудничество всегда и во всем станет указом Дня» [24].

__________________________

[1] См.: Материалы Международной научно-общественной конференции. Космическое мировоззрение – новое мышление XXI века. 2003. Под ред. В.В. Фролова, Е.Н. Черноземовой, Т.П. Григорьевой и др. В 3-х т. – М.: МЦР. 2004.

[2] См.: Мировоззренческие основы гуманной педагогики в России // Педагогика Культуры. – № 2 . – 2005. – С. 17-22.

[3] Ильин И.А. Путь к очевидности. – М.:1993. С. 298.

[4] Лузина Л.М. Феноменология русской духовности как педагогическая проблема // Педагогика культуры. – № 1 – 2005. – С. 10.

[5] Никитина Н.Н. Духовно-антропологический подход к становлению культуры профессионально-личностного самоопределения учителя // Педагогика культуры. – № 1. – 2005. – С. 7.

[6] Рерих Е.И. Письмо З.Г. Фосдик от 16 октября 1951 г.// Культура и время. – № 3/4. – 2003. – С. 187.

[7] Учение Живой Этики. Беспредельность, п.155.

[8] Письмо Е.И. Рерих от 3 марта 1930 г. //Культура и время. – № 3/4. – 2003. – С. 177.

[9] Рерих Е.И. Письма. Т. 3. – М.: МЦР, 2001. – С. 576-577.

[10]. Учение Живой Этики. Надземное, п.190.

[11] Учение Живой Этики. Мир Огненный, ч.1, п.582

[12] Учение Живой Этики. Надземное, п. 853

[13] Учение Живой Этики. Надземное, п. 860

[14] Учение Живой Этики. Сердце, п. 47

[15] Учение Живой Этики. Надземное, п. 438

[16] Учение Живой Этики. Надземное, п. 839

[17] Учение Живой Этики. Надземное, п. 500

[18] Учение Живой Этики. Аум, п. 299

[19] Учение Живой Этики. Надземное, п. 852

[20] Учение Живой Этики. Знаки Агни-Йоги, п. 591

[21] Учение Живой Этики. Мир Огненный, ч. II, п. 447

[22] Учение Живой Этики. Сердце, п. 204

[23] Учение Живой Этики. Община, п. 122

[24] Письма Е.И. Рерих от 11 октября 1935 г.// Культура и время. – № 3/4. –2003. – С. 180.